#10 years challenge. Контракт на транзит между Нафтогазом и Газпромом и «баланс интересов»

В 2009 году после кулуарных консультаций тогдашних премьеров Тимошенко и Путина был подписан контракт на импорт и транзит газа. В Нафтогазе называют этот контракт самым провальным в истории. В 2019 году старый контракт заканчивается. Новый пока не подписывается, но его уже обсуждают «при всех» - в присутствии Европы, третьей, тоже заинтересованной, стороны.

Переговоры

Вчера, 21 января 2019, в Брюсселе прошли трехсторонние переговоры по транзиту газа между «Газпромом», «Нафтогазом» и представителями Европейской комиссии. Российская сторона предложила продлить действующие контракты между НАК "Нафтогаз Украины" и "Газпромом" и прошлое оставить в прошлом. Еврокомиссия подготовилась получше, и вынесла ряд более-менее конкретных требований к новому контракту. «Нафтогазу» пока больше нравится предложение Еврокомиссии.

При этом в Нафтогазе особых надежд на заключение договоренности в рамках вчерашних переговоров не возлагали. Но надеялись узнать, наконец, позицию «Газпрома».

Позицию россиян узнали – они хотят продлевать существующий контракт:

«Миллер (глава «Газпрома – ред.») трижды подчеркнул, что они готовы продлить существующие контракты… При чем он говорил, что эти контракты можно продлить без любых экспертных консультаций», – заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин на брифинге по результатам встречи.

Еврокомиссия предлагает новый «европейский» долгосрочный контракт, в котором транзитные объемы будут теми, которые «обычно обеспечивала украинская ГТС»:

«С моей точки зрения, новый контракт должен быть долгосрочным – на 10 плюс лет. Объемы должны быть коммерчески жизнеспособными, потому что мы должны привлечь инвестора в организацию и апгрейд украинской ГТС. И мы также хотели бы, чтобы это были европейские компании с высокой репутацией», – сказал вице-президент Европейской комиссии Марош Шефчович. Он также выразил надежду, что стороны подпишут контракт до конца года.

«Нафтогаз» удивляется предложению российской стороны и поддерживает Еврокомиссию:

«Мы всегда открыты к любым вариантам при условии, что они отвечают уже принятым решениям в Стокгольме, – сказал глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, - был удивлен предложением господина Миллера взять и продлить соглашения. НАК "Нафтогаз Украины" готов рассматривать будущие соглашения только в случае их полного соответствия тому европейскому законодательству, которое было имплементировано в Украине».

2009 год. Что хочет продлить Газпром?

Стоит помнить, что контракт 2009 года заключался не только на транзит, но и на закупку газа. По закупкам действовали правила «бери или плати». Минимальный годовой объем газа, который НАК обязался выкупать у Газпрома, составлял 41,6 млрд куб. м. Реэкспортировать газ Украине было запрещено. Базовая цена на газ составляла $450 (при том, что для Германии она составляла $360). При этом Россия организовывала «акционные предложения» – делала скидки на газ по результатам ежегодных политических переговоров. Так, в 2010 году в обмен на продление расположения военных в Севастополе, Украина «выбила» скидку на газ в размере 30% (но не больше, чем $100 за тыс. куб м.), но и она была привязана к мировым ценам на углеводороды.

По транзиту. Было прописано, что объем транзита по украинской ГТС в год составит 110 млрд куб. м. Но в случае снижения объемов «по воле» российской стороны, никаких конкретных штрафов не предусматривалось. И «Газпром» этим пользовался – объемы транспортировки неоднократно снижались. В 2018 году транзит составил 86,8 млрд куб. м российского газа, 2017 – 93 млрд куб. м газа (данные "Укртрансгаза"). За эти недопоставки на протяжении 2009 – 2017 годов арбитраж обязал российский концерн выплатить Украине $4,6 млрд.

В итоге, всем понятно, что в выигрыше от контракта оставался в основном «Газпром». Хотя и «Нафтогаз» получал деньги – достаточные, чтобы пусть не особо заработать, но покрыть затраты на обслуживание ГТС. Ну, кто на что согласился.

По данным «Нафтогаза», по контракту Украина за газ должна была платить в 5 – 6 раз больше, чем получать деньги за транзит. Теперь же (2018 год) плата за транзит не только покрывает стоимость газа (импортируемого уже не из РФ), но и превышает его на $500 млн.

Что меняется в 2019 году?

В 2019 году переговоры ведутся только о контракте на транзит. «Нафтогаз» не устает напоминать, что мы отказались от закупок газа из РФ. И судя по счетчику, сегодня уже 1152 день.

Кроме того, контракт уже будет заключать уже не «Нафтогаз», а компания-независимый оператор газотранспортной системы, который будет создан по результатам анбандлинга:

«Стороной нового транзитного контракта должен стать новый независимый оператор газа, который сейчас создается группой «Нафтогаз» в рамках процесса анбандлинга», - сообщил Андрей Коболев на пресс-брифинге в пятницу. И это тоже говорит о невозможности просто «продлить и простить».

Но главное, что влияет на переговоры, на все прошлые и будущие договоренности,  – арбитражные разбирательства между компаниями. Обе стороны это признают. Позиция «Нафтогаза» – все решения суда остаются в силе, позиция «Газпрома» менее конкретна:

«Будущие отношения между Газпромом и Нафтогазом Украины, а также вопрос продления договора о транзите газа после 2019 года будут зависеть главным образом от решения спорных вопросов и восстановления баланса интересов и симметрии в обязанностях сторон в рамках существующих контрактов», - сообщал глава российского концерна Алексей Миллер.

Какие решения спорных вопросов «угодят» Газпрому сказать сложно, также как и то, что подразумевается «под балансом интересов». По версии «Нафтогаза», это означает – возобновить контролирующее положение над украинской стороной. Хотя судя по поведению Газпрома, они не сомневаются в том, что контролирующее положение у них, и никуда оно от них не денется, и не девалось.

«Фактом также является то, что Россия хочет, чтобы плата Украине за транзит была лишь относительно небольшой скидкой от платы за российский газ, который должна покупать Украина ... Деньги должны идти из Украины в Россию, а не наоборот. Это и является приемлемым «балансом в отношениях» для России, который они хотят восстановить», - сообщил директор по развитию бизнеса НАК Юрий Витренко еще в преддверии технических переговоров 5 января, на которые российская компания так и не приехала.

Уточнение. На переговорах 21 января 2019. РОССИЯ СМЕНИЛА ФОРМУЛИРОВКУ:

«Они немного меняют свою позицию. Если раньше звучала фраза "восстановить баланс", сейчас звучит какая-то фраза "нулевой вариант"»… - заявил Коболев на брифинге в Брюсселе.

Если в "Газпроме" говорят, что для того, чтобы новый контракт случился, необходимо устраивающее всех решение арбитражного суда, то в «Нафтогазе» озвучивается обратный подход. Если долгосрочный контракт будет, то иск в арбитраж могут пересмотреть.

Глава НАК Андрей Коболев заявлял о готовности Украины обсудить возможность пересмотра или отказа от второго транзитного иска к "Газпрому" на сумму свыше $12 млрд – если будет заключен новый долгосрочный контракт. Вчера Юрий Витренко перед переговорами заявлял, что есть вариант вместо $12 млрд требовать $2 млрд тоже в случае заключения контракта. По его словам, требования на $10 млрд по текущему иску связаны с прекращением транзита и соответствующей ускоренной амортизацией ГТС Украины. Если транзит продолжится, сумма требований соответствующим образом сократится.

«Баланс интересов»

Стороны хотят достичь консенсуса (вроде как). Европе нужны гарантии, Нафтогазу – чтобы от ГТС не было хотя бы убытка, «Газпрому» – «возобновить баланс», гарантировать рост своего заработка и самое главное – полностью контролировать весь процесс его получения.

  • Европа хочет, чтобы газ поставлялся стабильно и недорого.

Европа хочет гарантий, но участие «Нафтогаза» в процессе импорта газа как раз их не обеспечивает. Только «Газпром» решает будет у европейцев газ, и по какому потоку он придет.

Более того, Украина может стать посредником, который только осложняет взаимоотношения с «первоисточником». Мол, зачем нам эти проблемы, давай договариваться с РФ напрямую. Да и вообще переговоры отнимают массу дипломатических сил, затрат времени и денег (в конце концов, бронь гостиниц и авиаперелетов за деньги европейских налогоплательщиков). Ведь наличие транзита газа из РФ через Украину –не обеспечивает Европу энергонезависимостью. Если РФ перехочет поставлять газ, то украинская труба это не исправит.

Но сейчас, как ни крути, все потоки в обход Украины пока неспособны обеспечить весь необходимый объем, который поставляется из РФ. А диверсификация – поставки СПГ в Европу из США или других стран – означает повышение цен на газ.

Для сравнения, пропускная способность украинской ГТС на входе – 288 млрд куб м на входе, а на выходе в Европу – 178,5 млрд куб м, тогда как рекордная прогонка газа по «Северному потоку» составила 51 млрд куб. м в 2018 году. В целом мощность всех обходных трубопроводов, как уже запущенных, так и тех, которые строятся  "Газпромом", не превышает 180 млрд куб. м газа в год.

  • Газпром требует «возобновить баланс интересов».

Одним из основных интересов является не «уничтожить неньку Украину», а все-таки усилить свое энерговлияние. В прошлом году «Газпром» начал торговать газом с Европой на собственной электронной торговой площадке (ЭТП). Там компания предлагает  европейским трейдерам гибкие условия: поставки на сутки вперед, и поставки  до конца месяца. Работу этой удобной для европейцев площадки российская компания контролирует безраздельно. «Газпром» навязывает возможные точки отбора газа, к которым гарантирует доставку газа, и их география ограничена. Кроме хаба TTF в Нидерландах, это также Gaspool VP, NetConnect Germany и Вайдхаус в Германии, Баумгартен или Оберкаппель в Австрии и VTP Slovakia в Словакии. Хаба на границе с Украиной нет.

Но в то же время, желание Газпрома расшириться на рынке Европы делает украинскую газотранспортную систему полезной – для поставок новых объемов газа нужны дополнительные трубы, которые у Украины есть в избытке. И Украина более чем готова заключать транзитный контракт на тех же условиях, что и контракты с европейскими компаниями. Правда, Газпром к такому может быть не готов. Раньше на участии в проекте Украины всегда можно было сэкономить.

  • «Нафтогаз» стремится сохранить транзит в принципе.

Ну и заключить контракт «по европейским правилам» - показать европейцам свою прозрачность, родство с их ценностями. То есть договариваться не в кулуарах, как это было раньше, а «при всех». Особенно, если это поможет избавиться от привязки к ежегодным политическим скидкам. Андрей Коболев на пресс-брифинге в пятницу подчеркнул, что «европейские условия» помогли выиграть арбитраж – именно «Нафтогаз» в 2009 году настоял на том, что разбирательства между компаниями «в случае чего» будут рассматриваться в Стокгольмском арбитраже, а не в Москве, как изначально планировалось. И это нам все же помогло.

В целом же, в случае остановки транзита природного газа от «Газпрома», Украина потеряет около $3 млрд валютной выручки в год. Можно предположить, что это как раз то, что подразумевает российская сторона под «восстановлением баланса сил». Поэтому Украина снова может оказаться в позиции того, кому больше всех нужно.

 

Ранее в НАК «Нафтогаз» сообщали, что главным заданием для компании является сохранить транзит. При этом руководство НАК не исключает, что с 2020 года «Газпром» прекратит поставки газа через украинскую ГТС.

 

Kosatka.Media

Читайте также

Будь как Коболев, Трамп и Джобс. ТОП руководителей, которые отказывались от своей зарплаты