Андрей Немировский: DataHub поможет отличить ошибку в данных от манипуляции

Укрэнерго решило руководствоваться принципом «хочешь сделать хорошо – сделай сам» и создало дочернее предприятие Укрэнерго Digital Solutions. Это IT-компания, чье задание – разрабатывать для украинского оператора системы передачи (а значит и для всего рынка электроэнергии Украины) необходимые программные продукты. 

Что именно разрабатывают в первую очередь, какую пользу эти проекты принесут энергосистеме и потребителям, и даже – как будут экономить деньги – в интервью Kosatka.Media рассказал директор Укрэнерго Digital Solutions, член правления НЭК «Укренерго» Андрей Немировский.

- Зачем системному оператору своя IT-компания? 

- Впервые идея создания дочернего предприятия «Укрэнерго» появилась в 2018 году. Тогда мы закупали огромное количество нового компьютерного оборудования, и в процессе увидели, что наши коллеги по госсектору, в том числе и в энергетике, делают это не совсем эффективно. Параллельно мы искали способы снизить нагрузку на тарифы «Укрэнерго». Создание дочерней компании, которая будет, с одной стороны – помогать госпредприятиям в оптимизации закупок, а с другой – зарабатывать на консультировании и получать от этого прибыль, которая, естественно, пойдет в доход Укрэнерго, решало обе эти задачи. Но тогда на повестке дня был запуск европейской модели рынка электроэнергии, и я объективно понимал, что у меня как идеолога этого процесса не хватит времени поднимать еще одно направление. 

Вернулись мы к идее создания дочерней компании после того, как в процессе запуска в работу рыночных процессов столкнулись с весьма интересными моментами. Например, программа по обеспечению функционирования рынка – платформа Market management system (MMS) – должна была изменяться вместе с изменениями в Правила рынка. И тогда мы увидели, как дорого разработчик-правообладатель программного обеспечения оценивает каждую, даже небольшую, доработку, связанную с изменениями регуляторной базы. А их для MMS было достаточно. 

Окончательно мы убедились в необходимости создания собственной компании после того, как Регулятор изменил правила распределения пропускной способности межгосударственных линий электропередач. В результате за доработку соответствующего программного комплекса – Аукционной платформы – под эти правила наш подрядчик запросил 22 миллиона гривен. Для сравнения – приобретение самого программного обеспечения нам обошлось примерно в 15 миллионов гривен.

Андрей Немировский рассказал Kosatka.Media, какую пользу проекты Укрэнерго принесут энергосистеме и потребителям. Фото: пресс-служба Укрэнерго

- Можете ли назвать компанию?

- Да, это чешская компания Unicorn Systems. По нашим предварительным расчетам, если «писать с нуля», такой программный комплекс стоил бы 18 миллионов гривен без НДС.

Мы обсудили эту ситуацию с Регулятором и добились переноса вступления в силу правил распределения пропускной способности на межгоссечении. На создание программного обеспечения был объявлен тендер на Prozorro, и мы вышли на него с ценой 18 млн гривен. Участвовать в конкурсе пришли две компании. Они понижаться в цене не стали, несмотря на то, что подрядчику нужно было только доработать программу. 

Мы тогда посчитали, что и времени, и бюджета для создания программы «с нуля» было более чем достаточно, и решили делать ее собственными силами. Это был первый заказ НЭК «Укрэнерго» в «Укрэнерго Digital Solutions». 

Вторым стала разработка комплекса DataHub. Укрэнерго, согласно действующему законодательству, несет ответственность за его внедрение в Украине. Мы сошлись во мнении с Мировым банком, что реализация такого проекта может стоить около 13-14 миллионов долларов. Два раза объявляли тендер, предложения подрядчиков варьировались в разных диапазонах. Те, кто брался выполнить заказ за более низкую цену, не обладали необходимым опытом по проектированию таких систем. В результате, мы приняли решение создавать комплекс самостоятельно.

- Обычно по принципу «проще сделать самому» поступают люди, уже имеющие некий опыт. Работали ли вы в ІТ-секторе?

- Не стоит думать, что создание программного обеспечения – это какой-то непостижимый процесс. Нужно чтобы исполнитель понимал, во-первых, логику бизнес-процессов компании-заказчика: какая цифра откуда берется, на что ее умножить, чтобы выйти на нужный результат, и что с ним потом делать. Программное обеспечение, с одной стороны, облегчает и активизирует эти процессы, а с другой – нивелирует влияние человеческого фактора на них, исключая коррупционные моменты. Второй момент – техническая реализация. Для этого нужны высококвалифицированные IT-специалисты.

Программное обеспечение, необходимое для создания DataHub, Аукционной платформы (для распределения доступной пропускной способности межгосударственных сечений – Ред.) в Украине, нужно только Укрэнерго. Это очень узкая специализация. Сторонние компании идут на такие проекты в расчете на то, что они, помимо оплаты за создание программы, потом долгие годы будут получать плату за ее поддержку и другие дополнительные услуги. Образуется так называемый vendor lock, когда заказчик на долгое время попадает в зависимость от компании-подрядчика.

Хотя та же Аукционная платформа – это фактически правильно настроенный калькулятор, чья задача вовремя собрать предложения участников (поступившие до «закрытия ворот» аукциона), ранжировать их, как в Excel, в зависимости от суммы предложения, и сравнить с наличием пропускной способности сети. Есть возможность – пропускаем всех, нет – отсекаем «хвост очереди». 

Да, можно было бы пойти по пути наименьшего сопротивления и заказать у подрядчика. Месяцев через 9 получили бы систему, которую нужно было бы еще дорабатывать, но мы считаем, что это неэффективная трата времени и средств Компании.

Приведу еще один факт, подтверждающий правильность нашего решения: несколько лет поддержка разработчика одного программного обеспечения, которым мы пользуемся, обходилась нам, допустим, в несколько десятков тысяч евро в год. Как только наш подрядчик понял, что мы очень скоро перестанем в нем нуждаться, в 2021 году они выставили счет за абсолютно те же услуги на сумму, которая более, чем в три раза превышала изначальную стоимость техподдержки.

- Вы упомянули, что два заказа от Укрэнерго уже, как говорят айтишники, в работе. И на каком этапе каждый?

- У нас подписаны договора по трем проектам. Это создание проектной документации по Аукционной платформе, о которой я говорил, она уже прошла этап экспертизы, НЭК ее принял.

Есть заказ на разработку программного обеспечения Аукционной платформы по этой проектной документации. В ближайшее время должна быть тестовая приемка нескольких модулей. В частности, это прием заявок от участников рынка, интерфейс Ощадбанка по проверке денег на счетах, интеграция с базой клиента и другое. По нашему графику в сентябре платформа должна выполнять свои функции. 

По DataHub история и проще, и сложнее одновременно. Там другая архитектура и разных этапов будет около 45. Рассчитываем, что первые тестовые операции начнутся 1 января 2022 года. 

- А заказчики со стороны есть?

- Ближайшие два года мы не планируем брать заказы от других компаний. Мы должны обеспечить замену всех программных комплексов в «Укрэнерго».

На этот год возьмем еще две доработки. НКРЭКУ в конце февраля утвердила изменения в Правила рынка. Нужна будет доработка определенных старых модулей по контролю блоков тепловых станций, и это тоже будет заказ от «Укрэнерго». Возможно, появится Технический портал. Поэтому я думаю, что на 2-3 года мы будем загружены заказами от «Укрэнерго» с избытком.

- Насколько большой штат нужен для такого объема заказов?

- Сегодня у нас чуть больше 30 человек, из них 25 – непосредственно IT-специалисты. Если проекты совпадут по времени, планируем увеличить количество персонала в несколько раз.

Андрей Немировский о том, что заставило Укрэнерго разрабатывать DataHub самостоятельно. Фото: пресс-служба Укрэнерго

- А как же вечные проблемы госкомпаний опытные специалисты не идут на низкие зарплаты, а молодые нарабатывают опыт и уходят в частный сектор?

- Да, это важный момент. Мы используем проектный подход: оцениваем сколько человеко-часов нужно потратить на проект, сколько это будет стоить на рынке, и на эту сумму заключаем контракт с «Укрэнерго». Соответственно, есть возможность платить конкурентные по рынку зарплаты сотрудникам и, тем самым, сохранять их в орбите «Укрэнерго». 

- На три года вы обеспечены заказами. Есть ли планы на более далекое будущее, ведь, по Вашим словам, Укрэнерго ваш единственный заказчик в нашей стране. Не сыграет ли узкая специализация против компании?

- Тут есть несколько векторов для развития. Через 5 лет заканчивается контракт на поддержку MMS. Посмотрим, как поведут себя подрядчики. Не исключаю, что нам придется написать свой вариант. Плюс экспортный потенциал. Особенно в тех странах, где внедрение норм Третьего энергопакета ЕС на начальном этапе – Грузия, например. Тут мы можем спокойно конкурировать с тем же Unicorn Systems.

- Будет ли Укрэнерго Digital Solitions заниматься ПО для инфраструктуры электросетей, например, новых подстанций?

- Подстанции покупаются уже с определенным программным комплексом от производителя. Писать для них что-то свое не имеет смысла – никто лучше производителя их не знает. То же самое касается и такого ПО, как и диспетчерская система SCADA, куда собираются данные телеметрии о состоянии сетей. 95% этого рынка делят между собой несколько крупных международных компаний. 

- То есть технологическое ПО у всех системных операторов одинаковое?

- Ядро расчета одно, а все остальное пишется под конкретного оператора в зависимости от топологии сетей. Ну, и плюс, в США частота сейчас 60 Гц, а не 50, как у нас и в Европе. В остальном за последние 10 лет никто ничего нового не придумал. 

А вот рынки, то есть коммерция, действительно работают по-разному. Отличается структура собственности рынка, структура типов генерации, потребления, а также графики потребления. Соответственно, купить программное обеспечение для управления рынком по принципу «включил и поехал» невозможно. С ядром, действующим чисто математически, могут быть сложности. Например, у нас было австрийское программное обеспечение и понадобилось время, чтобы научить его работать по правилам нашего рынка. 

- Имеете в виду проблемы с работой MMS? В профильных телеграм-каналах некорректное выставление счетов до сих пор вам вспоминают…

- Когда говорят о том, что MMS выставляет неправильные счета, по неправильному объему электроэнергии, надо не забывать, что эти объемы берутся от поставщиков услуги коммерческого учета, которые являются операторами систем распределения, привычнее говоря – облэнерго.

И тут возникает парадокс, который мы пытаемся разрешить уже полтора года. Один и тот же облэнерго в одно и то же время нам в MMS загружает одни данные, а участнику рынка отдает другие. Они объясняют это тем, что у них для клиентов (участников рынка) давным-давно написан биллинг, а для MMS они собирают данные другим способом. 

Если бы все данные загружались правильно, и были бы претензии к тому, как они посчитаны, то это была бы действительно наша проблема. А так это все равно, что заправить легковой автомобиль соляркой, и потом возмущаться, почему он не едет. Недаром Регулятор, несмотря на многочисленные проверки, не выписал нам ни одного акта о нарушениях за неправильные (математически) расчеты, хотя проверял нас. 

Я могу понять возмущение участников рынка, когда мы им даем одно, а облэнерго – другое. Первое ощущение, что проблемы в расчетах. Кроме того, облэнерго – близко, а Немировский с его MMS – далеко, значит проблемы там.

Кроме того, мы с Регулятором пришли к взаимопониманию, что нам при смене Правил рынка нужно некоторое время, чтобы адаптировать систему. И после этого я не помню, чтобы у нас были какие-то значимые претензии. 

- Проблемы обсудили, давайте об интересном поговорим. Расскажите о проекте DataHub?

- Это программный комплекс, который должен выполнять несколько функций:

  • собирать и хранить в себе данные коммерческого учета с каждого счетчика в стране, неважно, цифрового или интегрального;
  • прогнозировать, сколько потребят по каждому счетчику в будущем;
  • передавать облэнерго данные для выставления счетов потребителям на основе прогнозов их почасового потребления.

- Но если и его «кормить» неправильными сведениями, DataHub тоже будет выдавать странные счета. В чем тогда преимущество?

- А вот тут начинается цифровая магия. Во-первых, в нем будут данные по потребителям за достаточно длительный период. Они будут учитывать, сколько, например, квартира, потребляет в отопительный сезон, сколько летом, сколько ночью, сколько днем, и множество других факторов. Вся эта статистика будет накладываться на формулы, и в результате мы сможем рассчитать, сколько в среднем в конкретном месяце потребляет двухкомнатная квартира с тремя проживающими в ней людьми. Если при очередном снятии показателей со счетчика выявится, что прогнозные данные отличаются от фактических, оплата разницы будет перенесена на следующий месяц. То есть, если мы спрогнозировали, что ваша квартира за 5 месяцев потребит 500 кВт·часов, а на счетчике оказалось лишь 490 кВт·часов, то оплата за разницу в 10 кВт·часов пойдет в счет следующего месяца.

- А не получится ли как на газовом рынке, когда населению предлагают оплачивать прогнозную мощность трубы, а люди требуют платить по факту?

- Не хочу вас разочаровывать, но никто не платит по факту, это манипуляции. За доставку газа потребитель платит по объемам прошлого отопительного сезона.

У нас, кстати, была идея совместного DataHub с газовиками. Не знаю, на каком этапе сейчас этот проект, но с точки зрения государства это был бы самый правильный вариант.

- Имея на руках все сведения по свету и газу, вам не нужно было бы захватывать телефон, телеграф и банк…

- Не вижу в этом ничего плохого (улыбается). Сегодня разница в показателях, которые дают по населению облэнерго, в разных регионах колоссальная. И у меня нет ответа на вопрос, почему двухкомнатная квартира в Тернопольской области потребляет заметно больше электроэнергии, чем такая же по метражу квартира в Киеве. Проанализировать сейчас это невозможно: сравнивать только две квартиры – нерепрезентативно, сравнивать общие показатели областей – разное количество квартир одного метража. А DataHub, аккумулируя информацию со всей страны, сделал бы все эти манипуляции явными.

Внедрять единую систему учета будет нелегко даже по сравнению с открытием рынка электроэнергии. Придется значительно менять законодательство и регуляторную базу.

- Не боитесь обвинений в монополизации рынка, собирая у себя такой массив данных по потребителям? 

- О монополии речь не идет, так как собирать и сверять первичные данные будут все те же поставщики услуги коммерческого учета. Разница только в том, что сейчас они предоставляют нам единую цифру по области, а в будущем будут разбивать ее по всем потребителям. И тогда сразу будет видно, где случайно один раз ошиблись в цифрах, а где много лет систематически «ошибаются». Понятно, что не все будут с этим согласны, конфликтов будет много, дорога легкой не будет. 

Это ещё одна причина создания Укрэнерго Digital Solutions – правок в функционале DataHub будет достаточно, чтобы у стороннего подрядчика проект подорожал раза в три. 

- Есть примеры эффективной работы DataHub в других странах, и полезен ли их опыт для нас?

- В Дании сейчас работает уже третья версия такого комплекса. Первую они написали и запустили еще 10 лет назад, но он, что называется, «не взлетел» из-за проблем с регуляторной базой. На доработку второй потратили десятки миллионов евро, какое-то время она у них поработала. В конце концов решили сами для себя написать силами местных компаний третий вариант.

Более того, в Европе сейчас создается консорциум системных операторов, гарантирующий общие правила учета, и все страны «скидываются» на общий DataHub – настолько глубокая у них интеграция. Было бы интересно поучаствовать, но с нашим уровнем развития рынка пока можем разве что рядом постоять.

Пока мы стараемся просто использовать лучшее из европейского опыта – наша модель близка именно к датской. Смотрели польский вариант, но он не делает половину из того, что нам нужно и стоит около 60 миллионов евро. Кроме того, с Данией нас роднит и то, что у них далеко не в каждой квартире стоит автоматизированный счетчик, так что условия довольно схожи.

Тэги: электроэнергия, Укрэнерго, рынок электроэнергии, облэнерго, потребление э-э

Читайте также

Бунт против платы за распределение газа: можно ли сделать дешевле и что для этого надо
Как избежать ошибок при выполнении лицензионных условий производства электроэнергии
Председатель ГФС: Мы должны сделать невозможным существование теневого рынка топлива