Бензин под давлением дешевого газа: спасибо, что живой?

По уровню потребления сжиженного газа в транспортном секторе Украина – бесспорный лидер в мире. На начало 2019 г. доля автогаза в общей корзине потребляемых моторных топлив (дизтоплива, бензина и автогаза) составляла в нашей стране 24%, что в два раза и больше превышает уровень следующих за нами по этому показателю Турции (12%) и Южной Кореи (чуть меньше 10%). Кроме того, в контексте движения Украины в сторону энергетической независимости и безопасности (читай – меньшей зависимости от импорта и большей самодостаточности), в полный голос заявляют о себе и вопросы о происхождении этих двух конкурирующих топлив.

Сжиженный газ (liquefied petroleum gas или сокращенно LPG) имеет ряд преимуществ и недостатков по сравнению со своим «старшим» эволюционным «братом» и предшественником, бензином. Суммарно со всех точек зрения (потребительской, экологической и с точки зрения государственной энергетической безопасности) плюсы автогаза можно свести к двум: во-первых, он, бесспорно, намного более экологический чистый, чем бензин; а во-вторых, и в-главных, в реалиях Украины в течение последних почти шести лет в рознице он обычно более, чем в два раза дешевле, чем бензин. Это его основной гигантский плюс, который определяет популярность автогаза и является мощным финансовым стимулом для владельцев бензиновых автомобилей переводить своих «железных коней» на газовый «корм».

Как устроена международная оптовая торговля топливом в Украине

Украинский рынок нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа глубоко интегрирован в международный (как европейский, так и стран СНГ) по принципам работы и ценообразования, и с каждым годом все больше приближается к европейским стандартам.

Оптовые цены на сжиженный газ, как и на бензин, состоят из номинированной в долларах котировки международного рынка, определяемой лондонским или московским офисами независимого глобального ценового агентства Argus. В ценах на бензин, продаваемый в Украине частично также используются котировки американского агентства Platt’s. Оба этих агентства принадлежат американским и британским акционерам и являются действительно независимыми и объективными, что на протяжении десятилетий подтверждается ежегодными международными аудиторскими проверками. 

К международной котировке прибавляется поправка (премия или скидка), также номинированная в долларах. Ее размер зависит от уровня импортозависимости каждой из стран — чем ниже процент обеспечения потребностей произведенным внутри страны продуктом и чем больше потребность рынка во внешних поставках того или иного энергоносителя или товара, тем выше в результате оптовая цена. В Украине и большей части европейских стран уровень таких наценок определяется в абсолютных величинах в долларах или евро за тонну и вообще не зависит от размера международных котировок.

Как правило, украинские компании стремятся заключать долгосрочные (годовые) контракты с поставщиками нефтепродуктов и сжиженного газа с ценообразованием по формуле. Цена на каждую партию продукта формируется на основе средних за месяц значений котировок продукта на международном рынке (определяемых теми же Argus и Platt’s).

И зарубежному продавцу, и украинскому импортеру или покупателю произведенного внутри страны ресурса выгодны долгосрочные стабильные деловые отношения. Покупателю это дает возможность планировать поставки и получать гарантированный объем нужного топлива в оговоренные сроки по более низкой цене, чем на спотовом (краткосрочном) рынке. Для продавца долгосрочные договора выгодны гарантией сбыта своего топлива на протяжении всего периода действия контракта и отсутствием необходимости постоянного поиска покупателя, а также позволяет планировать финансовые поступления, поскольку премия на топливо зафиксирована на весь срок.

В случае с дизтопливом и бензином доля долгосрочных контрактов разного срока действия (на рыночном жаргоне, «терм-контрактов») у оптовых покупателей составляет ориентировочно 80—90% в общем объеме поставок на рынок (зарубежных и внутренних). На рынке сжиженного газа, который бурно развивался в течение последних 6 лет, доля терм-контрактов заметно ниже, но с каждым годом она все больше увеличивается. Из-за напряженной международной обстановки и гибридной войны крупного поставщика сжиженного газа, России с Украиной, этот оптовый рынок не такой стабильный и все еще в значительной степени закупает продукт по фиксированным ценам на границе Украины особенно те объемы, которые поступают в Украину из России через территорию Белоруссии.  

В результате, оптовые цены  на литовский и белорусский бензин А-95 на сухопутных границах Украины в течение последних нескольких лет находятся на уровне премии около $24—32/т (dap белорусско-украинская граница) к европейским котировкам бензина. Эта цена также включает стоимость железнодорожной доставки от литовского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Мажейкяе до границы Белоруссии и Украины или от белорусского Мозырского НПЗ до той же точки на границе, соответственно.

Далее импортное топливо проходит оформление на таможенных постах, расположенных, как правило, на узловых железнодорожных станциях в Украине (Коростень, Сарны, Сновск и другие). Таможенные и налоговые платежи состоят в основном из акцизного налога в размере €213,5/1 тыс. л для бензина и €52/1 тыс. л — для сжиженного газа. Полученная сумма (цена на границе в долларах + акциз) сверху облагается НДС в размере 20%.

И уже к этой сумме импортеры прибавляют свою торговую маржу, которая в обычное время составляет около $10—25/т, если на рынке нет  дефицита. Если же на оптовом рынке страны большой профицит (рынок «перелит»), маржа может сужаться до нуля или даже быть отрицательной, но если вдруг в оптовом сегменте рынка возникает дефицит, вызванный, например, недружественными действиями или санкциями/запретами России, то торговые наценки у оптовых поставщиков могут существенно расти. 

Долгий путь газа к ошеломляющему успеху

Движение по популяризации сжиженного газа в качестве моторного топлива и как альтернативы бензину газовые компании-основатели рынка в независимой Украине начали постепенно еще в 90-е годы прошлого столетия, а в 2007 г. лидеры рынка на тот момент — полтавская компания «Надежда» Станислава и Виктора Батраченко, «Автотранс» полтавского бизнесмена Владимира Михайлика и «Пропан Трейд» (группа компаний LPG Moravia Сергея Заболотного) создали Украинскую ассоциацию сжиженного газа, которая начала активно промоутировать использование пропан-бутанового топлива вместо ставшего очень дорогим бензина.

Основной стимул для перехода на газовое топливо тогда, как и сейчас, крылся в разнице в цене с бензином, который сильно дорожал на фоне периодических кризисов в работе украинских нефтеперерабатывающих заводов 2000-х годов и из-за сильного роста цен на нефть в 2005-2008 гг. Однако тогда у газовых трейдеров было один неоспоримый аргумент, который стал полностью противоположным в последние несколько лет.

Дело в том, что до 2009 г. Украина почти не импортировала сжиженный газ: весь внутренний спрос покрывался собственным производством и, более того, наша страна активно экспортировала пропан-бутановую смесь в соседние и далекие страны, но по мере роста потребления и сокращения производства свободных для экспорта объемов становилось все меньше и в начале 10-х годов экспорт полностью прекратился, зато начал резко расти импорт. 

Поначалу импорт занимал небольшую долю в общем балансе рынка сжиженного газа, но он быстро и неуклонно рос. Рынок и вся страна прошли критическую точку необратимой зависимости от импортных поставок автогаза в 2014 году, когда доля зарубежного продукта в общем объеме потребления превысила 54%. С тех пор она только росла: до 63% в 2015 году; до 73% в 2016 году; и до 75−76% в 2017 и 2018 годах. В 2019 году, по прогнозам экспертов, доля импортного автогаза в общей структуре обеспечения рынка этим продуктом достигнет 77−78%.

В супер-стрессовые для всех граждан Украины времена 2014-2015 годов, когда под угрозу было поставлено само существование независимого украинского государства в прежних границах, во время активных боевых действий на Донбассе с российскими войсками; когда курс гривны к доллару за год с небольшим ослабился почти в три раза, до 22—24 гривен/доллар — сжиженный газ, действительно, стал тем самым спасательным кругом, который помог миллионам украинских автовладельцев сэкономить миллиарды гривен на расходах на топливо. Именно этот факт часто использовали лоббисты газа, аргументируя правительству отсрочку в повышении акцизного налога на этот энергоноситель.

Но одновременно с экономией и массовым переходом на газ с бензина, Украина становилась все более зависимой от поставок LPG именно из России. Так, если в 2012 году доля российского ресурса занимала всего 9% в балансе потребления продукта на рынке Украины (включая долю рынка внутренних производителей), то в 2014 году — уже почти 28%, а в 2016 году —53,3%. Однако, обстоятельства на внутреннем и международном рынках LPG сложились так, что в 2018 году доля российского автогаза на рынке Украины существенно снизилась и составила значительно меньше, уже лишь 40,6%.

Как усыхали бензиновые реки

Одновременно украинский рынок нефтепродуктов сокращал свою потребность в закупках относительно дорогого литовского А-95 и белорусского бензина обеих марок. Фактически, за последние семь лет мы променяли большую часть импортного литовского и белорусского бензина на российский сжиженный газ. И все это, в условиях гибридной войны с Россией, которая длится уже почти шесть лет.

Так, потребление бензина в Украине за семь лет снизится, как ожидается, до 1,85 млн т в 2019 году с 4,2 млн т в 2012 году или на 56%, то есть, более, чем в два раза. За 11 лет снижение потребления бензина составило 61,3% или в 2,6 раза. Несмотря на аргументы сторонников сжиженного газа о том, что потребление бензина снижается всюду в мире, столь резкого падения объемов рынка в относительном выражении не наблюдалось за последние семь лет ни в одной стране не то, что Европы, но и мира, насколько нам известно.

В частности, потребление бензина в одной из самых богатых стран Европы, Норвегии, которая является лидером на континенте по распространению электромобилей, за семь лет снизилось примерно на 31,5%, до 76 млн литров в октябре 2019 года в сравнении со 111 млн литров в октябре 2012 года. При этом доля электромобилей в Норвегии составляет 31% от всех проданных новых автомобилей в 2018 году, тогда как в Германии — всего 1%, а в Украине — около 1,9% от общего числа проданных автомобилей в 2018 году (суммарно рынок новых и подержанных автомобилей).

Таким образом, рынок бензина Украины в литрах за семь лет сократился до 2 470 млн литров с 5 600 млн литров в 2012 году, в то время как рынок автогаза вырос примерно до 3 270 млн литров в 2019 году с 1 550 млн литров в 2011-2012 годах. В целом, более 1 720 млн литров бензина напрямую перешли в автогаз за эти семь лет (без учета поправки на разницу в расходе обоих видов топлива). Еще часть объемов рынок бензина утратил в 2014-2015 годах из-за оккупации российскими войсками Крыма и части Донбасса.

Дошло до того, что единственный работающий украинский нефтеперерабатывающий завод, Кременчугский НПЗ, не может наращивать переработку нефти, поскольку из нее получается сравнительно много бензина (который некоторые эксперты уже поспешили называть «профицитным», хотя Украина по-прежнему импортирует 53% бензина) при гораздо меньшем выходе более востребованного дизтоплива и сжиженного газа.

Уже сейчас, в 2019 году, у владельцев Кременчугского НПЗ появились политические возможности для значительного наращивания переработки и увеличения доли производства собственных нефтепродуктов. И рынок постепенно движется в эту сторону. Так, за весь текущий год объемы переработки на Кременчугском заводе вырастут всего на 10% в сравнении с 2018 годом, до 2,5 млн т. Из этого объема примерно 5-6% составит сжиженный газ и около 31−32% − бензин.

Акцизные перекосы

Причина розничной и оптовой дешевизны сжиженного газа на рынке Украины кроется в непропорциональном налогообложении газа и бензина. Так, акциз на сжиженный газ в течение последних трех лет составляет 52 евро/1 тыс. л, что в 4,1 раза ниже ставки акцизного налога на бензин.

Представители газовых ассоциаций и компаний, а также некоторые эксперты аппелируют к пропорциям между ставками акцизного налога на оба вида топлива в европейских странах. Но это ложный путь, поскольку украинский рынок давно превзошел по ширине распространения использования автогаза не только любую из европейских стран, но и является абсолютным мировым лидером в применении продукта на транспорте по доле в корзине используемых топлив с двукратным отрывом от второй по этому показателю страны.

Все дело в численности населения и количестве в каждой из стран транспортных средств, использующих нефтепродукты и сжиженный газ, а также в уровне доходов населения, который существенно снизился в Украине за последние шесть лет в результате российской агрессии. В Украине число транспортных средств на 1 тыс. населения примерно вдвое ниже, чем в соседней Польше, при этом количество населения сопоставимо. По состоянию на конец 2018 г., в абсолютных величинах Украина занимала пятое место по потреблению сжиженного газа на транспорте в мире. Первое место у Турции, далее идут Южная Корея, Россия и Польша. Первые три страны значительно превосходят Украину по численности населения, а Польша — значительно опережает по количеству автомобилей.

Долгие годы неповышения ставок акциза на автогаз, что активно обсуждалось в отраслевых кругах уже как минимум три года, привели к дальнейшему перекосу в потреблении  бензина и автогаза. На сегодня украинские водители потребляют в литрах примерно 57−58% автогаза и 42−43% бензина, «Рубикон» газово-бензинового паритета был перейден около трех лет назад. То есть, большая часть потребленного автомобилями с бензиновыми двигателями топлива в этой корзине давно принадлежит именно газовому продукту.

Кроме того, собранный налоговыми органами акциз на все виды топлива в течение трех последних лет почти полностью поступал в Дорожный фонд и средства использовались на строительство и ремонт дорог, а объемы этих работ существенно возросли. Механика процесс проста: когда автовладелец ставит на свой автомобиль газобалонное оборудование и начинает экономить на топливе (читай – на уплате акциза на топливо), он снижает свои выплаты на ремонт дорог в 4,1 раза. А использует дороги точно так же, как использовал до этого и как это делают владельцы автомобилей, заправляющих бензин.

Сейчас наступило время выравнивать эти перекосы на рынке и в стране в целом. «Укртатнафта», владелец Кременчугского НПЗ, предложила минувшей осенью увеличить акциз на автогаз до €136/1 тыс. л, а на бензин снизить до €170/1 тыс. л. Это привело бы к росту стоимости автогаза на 2,7 гривны/л и к снижению стоимости бензина на 1,4 гривны/л. 

Позже от одного из депутатов правящей партии появилась инициатива по уравниванию ставок акцизного налога на бензин и автогаз на уровне ставки для дизтоплива, а именно, €139,5/1 тыс. л.  Пересмотр ставок акцизного налога таким образом, по нашим расчетам, приведет к росту розничной стоимости автогаза на 2,8 гривны/л и к снижению цен на бензин на 2,3 гривны/л.

В результате, автомобилисты, использующие газ, вряд ли станут переходить на бензин, просто это снизит огромную экономическую привлекательность установки ГБО, установит более высокий уровень социальной справедливости, увеличит отчисления в бюджет и снизит темпы роста зависимости Украины от импорта LPG.

По нашим прогнозам, в этом случае в 2020 году пропорции между объемами потребления автогаза и бензина сохранятся примерно на уровне 2019 года, с очень небольшими отклонениями. Увеличение налоговой нагрузки на автогаз поможет остановить сокращение потребления бензина благодаря его удешевлению и станет надежным предохранителем от увеличения зависимости от России по автомобильному топливу.

Участники рынка не исключают, что один из этих вариантов выхода из акцизного тупика и будет в конце концов с третьего раза проголосован украинским парламентом и подписан президентом уже в начале 2020 года. Но также возможен и вариант, что власть не решится повышать цены на моторное топливо, которое в то или иное время выбрали для своих автомобилей не самые обеспеченные граждане. 

Kosatka.Media

Тэги: контракты, нефть, законодательство, импорт газа, НПЗ, LPG, нефтепродукты, парламент, УАСГ, ассоциация, бензин

Читайте также

Глава Украинской ассоциации возобновляемой энергетики Александр Козакевич: Если мы сейчас разрушим инвестиционный климат, в Украину больше никто не придет
Энергосистема Европы: выздоровеет ли пациент?
Энергетика и карантин: на кого влияет и чего ждать