Экс-директор Энергоатома по противодействию коррупции о премиях Якоба и Галущенко, и аукционах по продаже э/э Ч2

Вторая часть интервью бывшего главы Дирекции по предотвращению и противодействию коррупции ГП «НАЭК« Энергоатом» Олега Полищука. Коррупционный скандал с премиями для вице-президентов Германа Галущенко и Хартмута Якоба, почему компания продает электроэнергию по невыгодным ценам, и действительно ли в Энергоатоме разворовали на закупках 600 млн грн.

О том, чем завершилось расследование премии, выписанной Галущенко и Якобу

– В первой части нашего разговора вы сказали о премии, которую и.о. президента Энергоатома Петр Котин якобы незаконно дал вице-президентам Герману Галущенко и Хартмут Якобу. Что это за история?

Именно она стала причиной процесса, чтобы уволить меня из Энергоатома.

21 сентября на ящик доверия (это внутренний канал связи в Энергоатоме для сообщений о нарушениях закона о предотвращении коррупции) поступило сообщение, что и.о. президента Котин, вице-президенты Якоб и Галущенко совершили коррупционное правонарушение – неправомерно завладели 560 тыс. грн. Якобы Котин безосновательно выплатил Галущенко и Якобу квартальную премию за 2 квартал 2020 года, в то время, когда они не имели права на получение такой премии.

Сообщение на ящик доверия о премии, которую получили Герман Галущенко и Хартмут Якоб. Фото предоставлено Kosatka.Media обличителем из Энергоатома

Квартальная премия в Энергоатоме – это мотивационный инструмент для должностных лиц. Квартальная премия выдается на основании Положения о премировании по итогам работы за квартал. В этом положении четко написано, что работники, которые должны сдать экзамен по радиационной и ядерной безопасности, получают квартальную премию после сдачи этих экзаменов. А в сообщении пишут, что они экзамен не сдали, а премию получили.

Соответствии с должностными инструкциями вице-президентов Энергоатома, последние для получения допуска к самостоятельной работе должны пройти проверку знаний правил, норм и стандартов по ядерной и радиационной безопасности. Это связано с тем, что решения вице-президентов в силу значимости их должности влияют на ядерную и радиационную безопасность.

Например, необходимо производить ремонтные работы на блоке, но есть дефицит бюджета. И есть одна закупка, которая влияет на радиационную и ядерную безопасность, а другая не влияет. Нужно принять правильное решение, на что потратить деньги. Вице-президент должен это понимать и знать разницу. Для чего должен пройти проверку знаний и получить доступ к самостоятельной работе.

В Энергоатоме вопросы прохождения проверки знаний урегулированы Положением о порядке проверки знаний правил, норм и стандартов по ядерной и радиационной безопасности и технической эксплуатации персонала ГП «НАЭК« Энергоатом». Это отраслевой документ, который разрабатывается в Энергоатоме и согласуется с Государственной инспекцией по ядерному регулированию.

Согласно с данным Положением, есть две экзаменационные комиссии: внутренняя – состоит из работников Энергоатома при участии инспектора ядерного регулятора, и внешняя при Министерстве энергетики Украины (состоит из специалистов министерства, специалистов ГИЯР, представителей Энергоатома).

Вице-президент – должность высшего звена управления в Энергоатоме. Фактически у него есть власть над всей компанией, кроме президента. И от президента он независим, потому что, чтобы вице-президента уволить, нужно решение правительства. Итак, это независимые люди, имеющие влияние и полную власть на всех работников Энергоатома, несмотря на функционал. А в этих понятийных условиях, которые существуют в Энергоатоме, все работники понимают, что именно вице-президенты и управляют ситуацией: они - вице-президент, назначенные на постоянной основе, а президент – только временно исполняет обязанности, легитимность другая. На мой взгляд, это существенная разница.

Если вице-президент будет сдавать экзамены во внутренней комиссии, то, по моему мнению, у него будет возникать конфликт интересов – экзамены у него будут принимать люди, над которыми он имеет управленческую власть. В Энергоатоме эти вещи очень сильно ощущаются на уровне понимания подчиненных.

Когда в Энергоатом пришли Котин и его команда, то в соответствии с Положением о порядке проверки знаний правил, норм и стандартов по ядерной и радиационной безопасности вице-президенты принадлежали к категории специалистов, которые сдают экзамены внешний комиссии при Министерстве энергетики Украины. И первое, с чего начали они свою эффективную деятельность – по изменению порядка сдачи экзаменов именно вице-президентами. Котин издал приказ №404 «О распределении функциональных полномочий между вице-президентами ГП «НАЭК «Энергоатом». И пунктом 2 этого приказа было определено, что вице-президенти сдают экзамены по радиационной и ядерной безопасности внутренний комиссии Энергоатома. Одновременно предоставлен ряд распоряжений ответственным должностным лицами обеспечить соответствующие внесении изменений в производственные документы с учетом приоритетности этого приказа.

То есть данный приказ противоречил Положению и, соответственно, противоречил комплаенс-политике. Об этом я сообщил и.о. президента Котину. На что он ответил, что не согласен с моим утверждением.

В должностных инструкциях вице-президентов установили срок сдачи этих екзаментив. Для сдачи экзаменов вице-президентам отвели 4 месяца с момента их назначения. Якоба назначили 8 мая, Галущенко, если я не ошибаюсь – 12 мая (согласно официальной информации обоих назначили 6 мая, - Ред.). Соответственно, Якоб должен был сдать экзамены по 8 сентября, а Галущенко – до 12 сентября.

Раздел о порядке проверки знаний в должностной инструкции Германа Галущенко. Фото: Олег Полищук

Согласно Закону Украины «О предотвращении коррупции» на меня, как на Уполномоченного возложена обязанность: если поступило сообщение о нарушении закона о предотвращении коррупции руководителем Компании, без проведения предварительной проверки, в течение 3 рабочих дней направить данную информацию в НАПК и Министерство энергетики. Я так и поступил, одновременно дал задание своим подчиненным организовать проведение предварительной проверки, поскольку речь также шла и о совершении нарушения вице-президентами.

Сообщение Олега Полищука к НАПК о получении письма на ящик доверия. Фото: Олег Полищук

В реестре электронных деклараций на сайте НАПК в августе 2020 опубликованы  сообщения о существенных изменениях в имущественном состоянии вице-президентами компании. Галущенко задекларировал - 278 тыс. грн, Якоб – 255 тыс. грн.

Декларация Германа Галущенко о полученной премии. Фото: public.nazk.gov.ua

Декларация Хартмута Якоба о полученной премии. Фото: public.nazk.gov.ua

23 сентября я написал служебную записку исполнительному директору по персоналу Владиславу Янишевскому, в которой запросил информацию о дате сдачи экзаменов вице-президентами Энергоатома, а также другую информацию о премировании.

25 сентября я получил ответ, в котором мне отказали в предоставлении информации, оперируя тем, что это персональные данные вице-президентов и без их согласия мне не могут эти данные предоставить. Согласно Антикоррупционной программы ГП «НАЭК «Энергоатом», я как Уполномоченный имею большие полномочия при проведении проверки по возможным фактам коррупции, эти полномочия безусловные: необходимость зайти в помещение – меня должны впустить, есть необходимость получить оригинал документа – мне должны предоставить.

Ответ кадровой службы о невозможности раскрыть персональные данные. Фото: Олег Полищук

Получив такой ответ я уже был уверен, что обличитель прав.

Я получил косвенные данные, что вице-президенты Энергоатома премию за второй квартал получили неправомерно. Но у меня еще не было протокола сдачи экзаменов, потому что тот, кто должен был его предоставить, просто боялся расправы, а потому и писал мне бред. Хотя в устной форме мне сообщили, что экзамены сдавали 22 сентября 2020 года – то есть далеко после получения премии и далеко после предельных сроков сдачи экзаменов, определенных должностной инструкцией, и после получения квартальной премии.

25 сентября Петр Котин издал незаконный приказ о направлении меня в командировку на Хмельницкую АЭС. Похоже, очень я их достал. Мое обоснованное объяснение о противоречии данного приказа антикоррупционному законодательству и Антикоррупционной программе использовали как формальный повод для вынесения мне выговора и дальнейшего незаконного увольнения.

Позже в интернете на одном из сайтов появился протокол экзаменов за 22 сентября 2020 года о прохождении первичной проверки знаний по радиационной и ядерной безопасности Германом Галущенко и Хартмут Якобом.

То есть, сдача экзаменов состоялась на следующий день, после того, как я подал информацию в НАПК и Министерство энергетики о нарушении антикоррупционного законодательства. Я предполагаю, что моя деятельность уже мониторилась, потому и была срочно организована сдачу экзаменов. У меня нет сомнения в достоверности данного протокола.

Протокол от 22 сентября о сдаче Галущенко и Якобом экзамена. Фото: informator.press

Получив все документы, указывающие на существование события коррупционного уголовного преступления, совершенного высшим руководством ГП «НАЭК «Энергоатом», я направил заявление о преступлении в Национальной полиции. Было начато уголовное производство.

Заявление о преступлении, поданное Олегом Полищуком в Нацполицию. Страницы 1, 2. Фото: Олег Полищук

Заявление о преступлении, поданное Олегом Полищуком в Нацполицию. Страницы 3, 4. Фото: Олег Полищук

О продаже электроэнергии

– Есть мнение, что Энергоатом намеренно так странно торгует, чтобы завести в страну импорт электроэнергии из России. Были ли в Энергоатоме какие-то обсуждения этой темы?

Энергоатом на протяжении последних 7 месяцев продает э/э в убыток. Никаких торгов, которые бы приносили прибыль, нет. Нынешнее руководство, безусловно, будет это отрицать. Обосновывая свою правомерность, они ссылаются на финансовый план Энергоатома, в котором определена производственная себестоимость на уровне 51 коп. Будто цены на продажу часто вдвое больше производственной себестоимости, а потому Компания работает эффективно.

Если просто выходить из «производственная себестоимость умноженная на 2», то и правда, очень часто бывает, что Энергоатом продает электроэнергию выше производственной себестоимости и порой даже вдвое. Но это манипуляции. Проблема в том, что финансовый план не учитывает объемы возложенных специальных обязанностей (ПСО). А согласно этим обязанностям, 60% всей электроэнергии с августа 2020 года Энергоатом по инициативе команды Котина продает э/э по 1 коп. за 1 кВт/ч. То есть остальные 40% электрической энергии нужно продавать не вдвое дороже, а значительно выше.

Согласно финансовым показателям за 9 месяцев, полная себестоимость, по данным Энергоатома, – 74 коп. Мы берем просто себестоимость всей реализованной э/э, сколько произвели, даем сюда административные расходы, расходы на сбыт, прочие операционные затраты – получаем 74 коп. Очевидно, что любой бизнес должен исходить из полной себестоимости и по доходности, а не по формальным манипуляций цифрами. Но даже продажа э/э с учетом полной себестоимости это не тот результат, к которому надо стремиться, потому что любой компании для развития нужна прибыль. А прибыль – это разница между полной себестоимостью и ценой продажи. Но нынешние цифры финансовой отчетности ГП «НАЭК «Энергоатом» за 9 месяцев указывают на то, что Компания постоянно продает электрическую энергию в убыток. Потому что нет источников покрытия разницы между производственной и полной себестоимости и тем более никакой прибыли.

В коллективе мы об этом говорили с коллегами, удивлялись, почему так.

Недавно обличители из Энергоатома предоставили мне акт ревизии финансово-хозяйственной деятельности Энергоатом Трейдинг (обособленное подразделение Энергоатома, который занимается продажей электрической энергии на всех сегментах рынка). Это документ внутренней ревизионной службы Энергоатома, составленный уже во время руководства Котина, в декабре 2020 года. Внутренние ревизоры задокументировали там миллиардные убытки. Это и есть цифры, близкие к объективности.

Фрагменты акта проверки деятельности Энергоатом трейдинга. Фото: Олег Полищук

А у Энергоатома очень странно получается продавать электрическую энергию. Это все происходит хаотично, без понятной логики.

Например возьмем октября 2020 года. Тогда вице-президент по экономике и финансам Хартмут Якоб дал указание продавать большие объемы э/э на вторую половину месяца, тем самым обрушив цены на рынке. Или это некомпетентность и непрофессионализм, или это умысел, или это какие-то аномальные случайности, – надеюсь, на это даст ответ НАБУ. По моей информации, пока НАБУ расследует 4 уголовных производства, которые касаются продажи Энергоатомом электроэнергии, в том числе и эпизод с продажами э/э в октябре.

По моему мнению, в течение семи месяцев руководства Энергоатомом командой Котина компания с открытой, прозрачной, логически понятной в своих действиях превратилась в полностью закрытую, где доступ к принятию решений имеет ограниченный круг должностных лиц. И очень часто эти должностные лица по своему функционалу не должны бы иметь доступа к этим решениям. То есть, в моем понимании, действует некая понятийно-управленческая система.

– А как вообще Энергоатом определяет, с какой цене продукции выходить на аукционы? Есть ли какая-то методика?

В конце мая 2020 года по указанию Котина в Энергоатоме было проведено служебное расследование относительно эффективности работы Энергоатом трейдинга (ЭАТ).

Когда комиссия начала анализировать ситуацию, то было установлено, что эффективность или неэффективность работы ЭАТ невозможно установить. Нет от чего измерять, никаких KPI в ЭАТ не было, отсутствуют какие-либо регламенты, которые упорядочивают реализацию электрической энергии на стратегическом государственном предприятии.

Комиссия не нашла ответов о том, как ЭАТ продает э/э, как готовит лоты, как их определяет, как устанавливает цены, которая минимально прибыльную цена, к которой можно уменьшать стоимость при аукционе. Оказалось, что отсутствует какой-либо регламент в Компании, который бы упорядочил эту деятельность.

Когда Котину передали на утверждение акт служебного расследования, он пригласил меня и просил объяснить содержание акта. У него в кабинете также был и Галущенко.

Я объяснил Котину и Галущенко, что, по выводам комиссии, основной проблемой неэффективной продажи электрической энергии является отсутствие регуляторных процедур по продажам. Такой важный бизнес-процесс, как продажа электрической энергии на всех сегментах рынка, в Энергоатоме происходит хаотично и не упорядоченно. Ведь цена на рынке формируется не только спросом и предложением, а и спросом и предложением в конкретный период времени. А конкуренция зависит также и от размеров лотов, периода поставки, момента продажи (начало месяца, середина или конец). Энергоатом – это юридическое лицо публичного права, оно оперирует публичными средствами, а поэтому должно иметь высокую ответственность перед обществом и стремиться к эффективному использованию этих средств.

После моих объяснений, с выводами, изложенными в акте служебного расследования, согласились и Котин и Галущенко.

Котин утвердил Акт служебного расследования и поручил Хартмуту Якобу и мне разработать необходимые предложения для обеспечения условий для эффективной реализации электрической энергии, основываясь на выводах акта служебного расследования.

В акте был ряд предложений: разработать стратегию продаж; рассмотреть вопрос о формировании экспертной группы, которая будет сопровождать торги; усилить прозрачность торговый операций; ввести в штат ЭАТ лица уполномоченного по антикоррупционной деятельности.

Я несколько раз присутствовал на аукционах по продаже электрической энергии в ЭАТ. Там все происходило субъективно с точки зрения руководителя предприятия и непонятно для стороннего наблюдателя в простых материях. То есть, сидит трейдер за компьютером – ответственное лицо, которое через свой электронный ключ входит на площадку электронной биржи. С юридической точки зрения, именно этот человек несет ответственность, потому что именно его подпись будет стоять под акцептом. Но реально всей процедурой руководит руководитель ЭАТ. Например, он подает команды: «Уменьшаем на 5 копеек». «Уменьшаем еще на 15 коп». «Измельчаем лот», «Укрупняем лот». Почему именно так, для меня было непонятно. Какая самый нижний доходный предел? Какая маржа? Сплошная тайна и отсутствие всякой логики.

Возможно руководитель ЭАТ достоверно знает четкий ответ, но объяснить не может. А деньги любят четкость, ясность и прозрачность. Иначе возникают существенные коррупционные риски.

Поэтому самое главное – надо было разработать прозрачную и понятную стратегию продажи электрической энергии.

Но несмотря на указание Котина, понимание проблемы вице-президентом по развитию Галущенко, на сегодняшний стратегии продаж э/э в Энергоатоме не существует. И это также результат понятийного режима управления.

Есть вице-президент по экономике и финансам Хартмут Якоб, который назначен Правительством. Он по распределению полномочий отвечает за направление торговли электрической энергией. Но несмотря на утверждение акта служебного расследования и указание и.о. президента Петра Котина о необходимости создания механизмов эффективной реализации электрической энергии, никакой реакции от Якоба не было, как и не было контроля за выполнением собственных указаний Котиным.

Я обратился письменно на имя Якоба с предложением провести рабочее совещание для подготовки организационно-распорядительного документа, с целью решения поставленных задач и существующих проблем. Но совещания так и не произошло.

Это было в середине июня 2020 года. А уже в начале июля Котин незаконно отстранил меня от исполнения должностных полномочий.

В течение апреля - августа в ЭАТ было изменено три руководителя. Сначала в мае заставили написать заявление по собственному желанию об увольнении Сергея Бедина, который создал ЭАТ. Затем в июне подвели под сокращение Романа Сутченко, который был первым заместителем Бедина и после его увольнения исполнял обязанности руководителя ЭАТ. В июне директором ЭАТ назначили Максима Зорина, которого, по имеющимся у меня данным, в компанию пригласил Герман Галущенко. 

Несколько недель Максим Зорин был в большом фаворе, с ним в Энергоатоме снимали ролики, выпускали эфиры. Он планировал и пропагандировал реализацию э/э, произведенной на украинских атомных станциях, в страны Прибалтики. Но уже в начале августа было инициировано очередное служебное расследование и уже против Максима Зорина. Вице-президент Якоб имел какие-то претензии к нему. Зорина, как и меня, незаконно отстранили от исполнения должностных полномочий и он так и не вернулся к своим обязанностям.

В сентябре назначили нового генерального директора ЭАТ Алексея Статника, а уже в октябре он вошел в конфликт с Якобом, отказавшись выполнять его сомнительные указания по продаже э/э.

Статник выступил против планов Хартмута Якоба по реализации больших объемов э/э на РДН на вторую декаду октября и написал свои возражения по этому поводу. Обосновал экономические угрозы для Энергоатома.

Служебная записка Алексея Статника, страницы 1, 2. Фото: Олег Полищук

Служебная записка Алексея Статника, страница 3. Фото: Олег Полищук

Но после этого ему немедленно предложили уйти в отпуск, а на период отпуска Котин своим приказом возложил исполнение обязанностей директора ЭАТ на Якоба.

Несмотря на предостережения и обоснованные угрозы о возможных экономический ущерб для Энергоатома, Якоб реализовал свои планы. По оценкам некоторых экспертов, в результате этого в октябре 2020 Энергоатому был нанесен ущерб на 240 млн грн за несколько дней.

Алексей Статник также уже не вернулся из отпуска исполнять свои обязанности. Сразу после этого Котин осуществил реорганизацию организационной структуры ЭАТ и должность генерального директора была ликвидирована. Зато в штатное расписание введена должность директора и выполнение обязанностей с 01 декабря Котин возложил на вице-президента Хартмута Якоба.

22 декабря 2020 года состоялся аукцион по продаже около 15 млрд кВт*ч э/э со сроком поставки 01.01.2021 по 30.06.2021, то есть на полгода. Победу в аукционе получил трейдер Юнайтед Энерджи, который, по данным экспертов, является трейдером финансово-промышленной группы Приват.

Я получил информацию, что этот аукцион лично проводил вице-президент Якоб, используя свой электронный ключ. И вот на сегодня, эпизод с этим аукционом также расследует НАБУ. По предварительным данным ущерб Энергоатома в результате этого аукциона составляют около 2 млрд. грн.

Причем Якоб проводил аукцион, еще не имея информацию на 2021 год по ПСО. Лишь 28 декабря 2020 года Кабинет Министров Украины принял решение, которым продолжил выполнение ГП «НАЭК «Энергоатом» выполнение специальных обязанностей в марте 2021 года с ценой 0,15 грн. за 1 кВт*ч. С учетом этого, минимальная цена за 1 кВт на торгах 21 декабря должна была составить не менее 1,33 грн., но господин Якоб продал э/э по цене 1,16 грн за 1 кВт*ч.

А уже в январе 2020 года и Энергоатом не имеет необходимых объемов для ГарПока в рамках выполнения ПСО. По этому поводу ГарПок своими письмами обращался в адрес правительства, НКРЕКП, но в итоге есть только агрессивная реакция Энергоатома, но никаких управленческих и кадровых решений на уровне Правительства.

Действительно ли в Энергоатоме разворовали на закупках 600 млн грн

– СМИ обнародовали информацию о хищениях в Энергоатоме на закупках оборудования 600 млн грн в течение 2018-2019 годов. Тогда техническую комиссию при тендерном комитете возглавлял Петр Котин. В компании это подтвердили, но заявили, что она только проверяла соответствие оборудования техническим требованиям.

Знали ли вы об этих закупках и почему они, в конце концов, состоялись?

Мы обращаем внимание на каждую закупку. Глубина обработки зависит от многих факторов. Базово – это бюджет, во вторую очередь – участники. В то же время в Энергоатоме одновременно происходят очень сложные бизнес-процессы. С одной стороны надо своевременно вводить в эксплуатацию энергоблоки, а с другой – надо финансово выгодно закупить необходимые ресурсы и эффективно использовать публичные средства.

По внутреннему регламенту службы в Энергоатоме проверяют ожидаемую стоимость, правильность ее формирования. Для того, чтобы ожидаемая стоимость была определена объективной, необходимо, чтобы этот регламент был соблюден.

Согласно этому регламенту есть пять источников получения информации о цене закупаемой продукции: обращение к производителю или к его официальному дилеру, если это нерезидент; стоимость предыдущих закупок; информация из разных источников в интернете и на площадке Prozorro; и другая информация, которая может быть в других источниках. Как правило, последние два пункта срабатывают редко, это связано со спецификой производства на атомных станциях.

И вот пример. Я направляю к производителю запрос на получение ценового предложения. Производитель отвечает – рады сотрудничать, но обращайтесь к нашему представителю. Обращаемся к представителю и он дает предложение с ожидаемой стоимостью. Так работает процесс формирования ожидаемой стоимости.

Что касается закупок о которых вы спрашиваете, то в Энергоатоме в прошлом были закупки по аналогичным позициям. Цены примерно были такие же. Поэтому говорить, что раньше мы закупали определенную номенклатуру условно по 10 млн грн, а тут вдруг закупили ту же номенклатуру за 20 млн грн оснований нет.

Безусловно, в огромном количестве закупок, которые происходят в Энергоатоме на сотни миллионов, бывают злоупотребления. Но сейчас есть уголовное производство и именно НАБУ расследует факт вероятного уголовного правонарушения и в случае его доказательства должна быть применена процедура конфискации преступного имущества. Сейчас уголовное производство продолжается, Энергоатом полностью способствовал детективам в реализации их процессуальных обязанностей. Но пока есть только несколько постановлений Высшего антикоррупционного суда по этому делу, которыми предоставлено согласие на проведение некоторых следственных действий.

Пример. В рамках проведения служебного расследования по запросу НАБУ я направлял запрос на немецкую компанию Siemens по коммерческому предложению по их продукции. В ответ я получил письмо этой компании в котором говорилось, что они также поддерживают комплаенс, но непосредственно с Украиной не работают. У них в Украине есть официальный представитель по всем вопросам по ценам предложили обращаться к нему.

Что касается работы технической комиссии, то в этих закупках Котин действительно был ее председателем. Но информация, которая вышла в релизе Энергоатома как реакция на публикацию в «Наших Грошах» является манипулятивной. Энергоатом написал, что техническая комиссия в составе восьми человек занималась только техническими моментами. И добавили, что это период руководства Недашковского. Но техническая политика Энергоатома – это один из главных коррупционный рисков, которые постоянно устанавливает комиссия по внутренней оценке коррупционных рисков. Проверка предложения участника на соответствие техническим требованиям Заказчика это как раз коррупциогенная среда. И объективность выводов технических специалистов очень часто зависит от их добродетели. Поэтому с точки зрения предпосылок, это не просто работа восьми специалистов, это в первую очередь коррупционно-рискованный бизнес процесс. Но я все же надеюсь, что НАБУ объективно завершит расследование в уголовном производстве и виновные лица при их наличии понесут справедливое наказание.

Антикоррупционная служба Энергоатома – это не правоохранительный орган. У нас не было инструментов оперативно-розыскной деятельности, прослушки, проверки почты. Мы разрабатывали и внедряли процедуры, которые должны были минимизировать коррупционные риски. Но если чиновники компании вступают в преступный сговор и наносят ущерб, то привлечь их к уголовной ответственности может только правоохранительных орган, в данном случае это НАБУ.

– То есть вы имеете в виду, что цена какого-то оборудования у производителя не может быть отправной точкой, чтобы считать ущерб, так как еще есть поставщик и его интерес?

Именно так и есть. Каждый за свою работу должен получать свой доход. Идеально, Энергоатом должен исключить из цепи поставок посредников и работать напрямую с производителями продукции. Но...

Что говорит производитель? «Заплатите аванс 80% и я приступаю к изготовлению». А бюджет дефицитный всегда. А сейчас Энергоатом кредитуется даже на зарплаты. Нет аванса производителю, добавляются услуги посредников с их финансовым интересом. Может ли посредник взять себе 100% доходной маржи? Закон таких ограничений не имеет. Он может установить и 1000% прибыли. Другое дело, разделил ли он эти деньги с чиновниками Энергоатома. И это уже поле деятельности правоохранительных органов. Моя служба в Энергоатоме всегда активно сотрудничала с правоохранителями.

О том, кто главный в Энергоатоме

– Вы говорили, что «Петр Котин и его команда уничтожили антикоррупционную систему на предприятии». Объясните, пожалуйста, что конкретно это значит?

Энергоатом, который был по состоянию на 1 мая 2020 года и Энергоатом, который сейчас – это два разных явления, не только с точки зрения экономических показателей. В первую очередь речь идет о корпоративной культуре, о среде внутри Энергоатома.

Возьмем даже не 1 апреля, когда Петр Котин фактически приступил к исполнению обязанностей (его назначили 29 марта на должность и.о. президента), а 1 мая, когда он месяц отработал. Еще не были назначены Герман Галущенко и Хартмут Якоб, но все работники в Дирекции Компании понимали, что они имеют влияние, потому что они не выходили из кабинета Котина. И более того – очень много распоряжений Котин давал в их присутствии. Лично мне давал указания в присутствии Германа Галущенко, который в апреле 2020 года еще не был вице-президентом. Вообще их долго назначали. Ожидалось, что Галущенко и Якоба должны назначить вице-президентами едва ли не на следующий день после назначения Котина. Но почти месяц тогдашняя и.о. министра энергетики Украины Ольга Буславец не вносила эти кандидатуры для рассмотрения на заседание правительства. Но потом все-таки внесла. Есть информация, что это произошло после вмешательства кого-то из Офиса президента Украины.

В мае 2020 года, когда были назначены Галущенко и Якоб, в Компании говорили, что Котин перейдет на должность первого вице-президента, технического директора, а на его место назначат Германа Галущенко. И я спросил об этом в Котина. И мне очень интересно ответил вот такой прямой речью: «На самом деле не имеет значения, кто будет сидеть в этом кресле. Буду ли я здесь сидеть, или кто-то другой – Президент Украины нам троим вручил эту компанию и мы трое ответственны перед ним» (имеется в виду Котину, Галущенко, Якобу - Ред.). Тогда я уточнил, так кто все же главный? Потому что моя должность предполагает работу с руководителем и в моем понимании именно руководитель является и должен быть главным. Котин ответил: «Сейчас в этом кресле сижу я, значит я».

Что хуже всего сделала за эти последние девять месяцев команда Котина-Галущенко? Это даже не экономический ущерб, потому что в будущем эти убытки можно наверстать, сделать компанию прибыльной. Но сделать это будет крайне тяжело. Потому что они начали выхолащивать среднее звено руководителей, которая в любой компании составляет основу ее деятельности.

Энергоатом – сложная корпорация, большая, очень зарегулированная в силу своей значимости и в силу тех объектов, которые она эксплуатирует. У атомщиков есть понятие «культура безопасности». Это базовая философия каждого атомщика. Это означает, что даже если необходимо будет формально нарушить закон ради соблюдения культуры безопасности, атомщик на это пойдет, потому что безопасность – это самое главное. Законов много, они сложны и часто неоднозначны. А культура безопасности привязывается к точным физических законов. К сожалению, нынешняя команда руководителей Энергоатома очень много сделала, чтобы культуру безопасности выхолостить.

В первой части интервью бывший глава Дирекции по предотвращению и противодействию коррупции ГП «НАЭК «Энергоатом» Олег Полищук рассказал Kosatka.Media о том, что сейчас в компании существует «понятийный» режим управления, о судебных перспективах своего увольнения и взаимоотношениях с и.о. президента Петром Котиным.

Тэги: АЭС, коррупция, НАЭК "Энергоатом", электроэнергия, рынок электроэнергии, аукционы

Читайте также

Украина может получить 200 млн евро на обновление общественного транспорта
Испанский стартап: солнечные панели на балконах, навесах и лодках
В Киеве внедряют геоинформационную систему управления комплексом теплоснабжения: чем поможет