«Энергоатом» решил достроить два энергоблока на ХАЭС: почему эксперты против этого

Мировая атомная энергетика впервые в своей истории подходит к важному этапу – массовой замене реакторов. По данным МАГАТЭ, две трети энергоблоков в мире работают более 30 лет и уже в ближайшем будущем будут требовать вывода из эксплуатации.

В Украине, где на АЭС приходится более 50% генерации, с 2030 по 2040 год придется остановить 12 из 15 реакторов. Это очень серьезный вызов – денег ни на "демонтаж", ни на строительство новых блоков нет. А без замены мощностей стране грозит деиндустриализация.

В сентябре президент Украины Владимир Зеленский поднял вопрос достройки двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС. Решительность, с которой "Энергоатом" продвигает этот проект, дает основания полагать, что решение "внутренне" уже принято. Однако ряд экспертов выступает против этой идеи и указывает на многочисленные риски, с ней связанные.

Kosatka.Media рассказывает, что происходит в украинской "атомке" и какие есть аргументы за и против реанимации строительства, остановленного еще 30 лет назад.

Два сценария и устаревшие реакторы

Согласно прогнозу МАГАТЭ "Энергия, Электричество, Атомная энергетика: оценки на период до 2050 года", две трети ядерных реакторов в мире работают более 30 лет и должны быть выведены из эксплуатации в ближайшем будущем.

В связи с этим агентство рассматривает два сценария – "оптимистический" и "пессимистический":

  • В "оптимистическом" предусматривается, что срок эксплуатации некоторых реакторов будет продлен таким образом, что к 2030 году общая мощность мировой атомной генерации относительно уровня 2019 года уменьшится лишь на 12%.

    С учетом замены реакторов это даст прирост мощности около 80 ГВт к 2030 году и более 200 ГВт в течение следующих 20 лет.

  • В "пессимистическом" сценарии предполагается, что примерно треть реакторов выйдет из эксплуатации до 2030 года, тогда как новые прибавят порядка 80 ГВт мощности. В период между 2030 и 2050 годами прирост мощности новых реакторов почти будет соответствовать "списанию".

Источник фото: доклад МАГАТЭ “Energy, Electricity and Nuclear Power Estimates for the Period up to 2050”

Добавим, что в целом прогноз МАГАТЭ по мировой "атомке" не слишком оптимистичный (хотя на первый взгляд может показаться, что это не так).

Аналитики ожидают, что к 2050 году мировые мощности АЭС возрастут на 82% – до 715 ГВт. Это так называемый "высокий" сценарий. А вот "низкий" наоборот предполагает снижение на 7% от уровня 2019 – до 363 ГВт.

Однако наращивание мощностей АЭС на 82% самом деле увеличит долю атомной генерации меньше, чем на 1%. Если в 2019 году на нее приходилось 10,4% мирового производства электроэнергии, то в 2050 году этот показатель может составить 11,2%.

При "низком" сценарии доля "атомки" вообще может упасть до 5,7%. Причина этого – в росте генерирующих мощностей ветровой и солнечной энергетики.

Какой запас еще есть у украинских АЭС

Украина на своих АЭС эксплуатирует 15 реакторов мощностью 13,8 ГВт. Они производят около 54% ​​украинской электроэнергии.

По данным "Энергоатома", в период с 2030 по 2040 год придется остановить 12 реакторов – у них закончится 30-летний проектный и 20-летний сверхпроектный срок эксплуатации. Это отнимет почти 11 ГВт атомных мощностей.

По состоянию на 1 октября 2020 года в Украине продлен срок эксплуатации 11 энергоблоков:

  • №1, №2, №3, №4 ЗАЭС;

  • №1, №2, №3 РАЭС;

  • №1, №2, №3 ЮУАЭС,

  • №1 ХАЭС.

"Сейчас продолжается выполнение мероприятий по продлению сроков эксплуатации энергоблока №5 ЗАЭС. Не завершился проектный срок эксплуатации для 3-х энергоблоков: №6 ЗАЭС, №4 РАЭС, №2 ХАЭС", – сообщили Kosatka.Media в Госатомрегулировании.

Ожидается, что первым – в 2030 году – должны остановить энергоблок №1 Ровенской АЭС (мощность 440 МВт, начало работы – 1980 год).

Не исключено, что реакторы, возраст которых к тому моменту будет составлять 40-50 лет, могут послужить еще некоторое время. В первую очередь дальнейшая безопасная работа зависит от целостности корпусов. Тогда как состояние украинских энергоблоков позволяет продлить их работу еще на 10-20 лет. Об этом в июне 2020 года в интервью Kosatka.Media сказал бывший вице-президент по ремонтам и заводскому производству «Энергоатома» (2004-2020 гг.) Владимир Пышный.

"По консервативному сценарию 5 наших блоков могут безопасно работать 55 лет, а еще 10 могут работать 60 лет. А если не загонять атомную отрасль в угол и давать ей возможность работать по тем нормам, которые заложены при разработке и строительстве станций, то эти сроки увеличиваются до 60 и 60+ лет", – сказал Пышный.

После окончания проектного срока эксплуатации или срока сверхпроектной эксплуатации энергоблоков НАЭК «Энергоатом» может обосновать дальнейшую безопасную их работу. В случае положительного заключения экспертизы ядерной и радиационной безопасности и решение Госатомрегулирования срок может быть продлен.

Впрочем, рано или поздно энергоблоки придется останавливать.

Указ Зеленского и "российский" подрядчик

Почти одновременно с публикацией доклада МАГАТЭ, 22 сентября президент Украины Владимир Зеленский подписал указ №406/2020 о неотложных мерах по стабилизации ситуации в энергетической сфере и развитию ядерной энергетики.

В документе предлагается достроить 3-й и 4-й энергоблоки Хмельницкой АЭС. Законопроект об этом Кабмин должен подготовить за два месяца и подать в Верховную Раду. (Добавим, что этот указ – не что-то новое. К идее завершить ХАЭС-3, 4 периодически возвращались в течение всех лет независимости. А буквально за год до Зеленского аналогичный указ подписывал президент Петр Порошенко).

Указ Зеленского в среде энергетиков наделал немало резонанса. Дело в том, что ХАЭС-3, 4 – это долгострой. Его начали еще в 1985 году, однако в 1990 году остановили из соображений безопасности после аварии на ЧАЭС.

Готовность блока №3 оценивается в 75% от начального проекта (там смонтировано около 85 единиц оборудования: баки, теплообменники, фильтры и т.д.), а энергоблока №4 – в 15%. Проблема в том, что объекты не консервировали, поэтому последние 30 лет на пользу им явно не шли. И эксперты-атомщики не раз на это обращали внимание.

Строительная площадка ХАЭС-3. Фото: xaec.org.ua

Впрочем буквально через неделю после президентского указа на сайте "Энергоатома" появилось заявление о том, что по предварительным оценкам, "состояние будущей строительной площадки энергоблоков № 3, 4 Хмельницкой АЭС удовлетворительное, пригодное для обустройства производственных и монтажных зон всех этапов строительства, последующего монтажа, запуска и испытаний энергоблоков". К такому выводу пришла рабочая группа, которая выехала на место после обнародования президентского указа.

А 15 октября на сайте "Энергоатома" сообщили, что будут сотрудничать с чешской компанией Skoda JS. Она может стать производителем реакторной установки. Вместе с ней будут разрабатывать проект достройки блоков. "Чешская сторона уже привезла на рассмотрение украинским атомщикам свои методики и предложения", – говорится в сообщении.

Ориентировочный срок завершения строительства – 2026 год.

Отметим, что компания Skoda JS имеет российских владельцев. Ее основатель – нидерландская компания OMZ B.V., которая в свою очередь является "дочкой" российской структуры OMZ ("Объединенные машиностроительные заводы"). На российском сайте ОМЗ компания Skoda JS указана среди предприятий, входящих в группу OMZ.

Владельцем всей структуры является российский "Газпромбанк", против которого введены международные санкции (в том числе США и Украины). Также под санкциями США (но не Украины) находится и Skoda JS. В течение нескольких последних лет "Газпромбанк" пытается продать предприятие иностранным компаниям.

Почему эксперты критикуют идею "Энергоатома"

Указ Зеленского вызвал большой ажиотаж в среде экспертов-энергетиков. Они разошлись во мнении, стоит ли достраивать станцию.

Например, Юрий Корольчук напомнил об опыте Румынии и Словакии, строительство АЭС которых (АЭС "Чернавода" и "Моховце") было остановлено в начале 90-х годов и к которому вернулись почти через 30 лет.

На опыт Румынии и Словакии ссылаются и в "Энергоатоме". Там настаивают, что достраивать необходимо, и иронично добавляют, что "только Украина настолько богата, что может себе позволить рассуждать, стоит ли достраивать АЭС, в которую уже вложены значительные средства, или лучше подарить эрозии и времени почти завершенное строительство".

Одна из самых активных критиков достройки – эксперт по вопросам ядерной энергетики Ольга Кошарная. Она считает, что эта история – пиар "Энергоатома", который ничем не закончится.

"Я уверена, что "Энергоатом" инициировал проект указа президента, а затем показал, что готов. Но существуют серьезные технические вопросы к строительным конструкциям, которые не исследовались с 2006 года. Кроме того изменились требования к безопасности и наличию систем пассивной безопасности после аварии на АЭС "Фукусима-1", – сказала Кошарная в комментарии Kosatka.Media.

По ее словам, есть ряд вопросов, которые ставят под сомнение возможность достройки:

  • После остановки строительства в 1990 году конструкции ХАЭС-3, 4 не были законсервированы (в отличие от позже достроенных блоков №2 Хмельницкой АЭС и №4 Ривненской АЭС). Их исследование в 2006 году не удалось провести полностью из-за того, что "нулевой уровень" (где должен находиться реактор), был затоплен.

    "Для лучшего понимания вспомните старый саркофаг над ЧАЭС, который укрывали новым безопасным конфайнментом – что с ним произошло через 30 лет? Здесь тоже прошло 30 лет. А если вспомнить, что по новым правилам срок эксплуатации реакторов 60 лет, то этим конструкциям, если на них что-то строить, под конец срока будет 100 лет", – сказала Кошарная.

    В 1989 году на площадке ХАЭС-3 произошел серьезный пожар, который мог повлиять на армирующие прутья в бетонных элементах. В каком состоянии они сейчас – неизвестно.

  • После аварии на японской АЭС "Фукусима-1" в мире приняли новые требования к безопасности АЭС. Если их учитывать, то системы, которые необходимы для охлаждения корпуса реактора в случае аварии, могут не "влезть" в существующие конструкции ХАЭС-3, 4.

  • Не понятно, где брать корпус реактора. По словам Кошарной, поставщиком корпуса, который подошел бы под существующие конструкции, может выступить либо РФ, либо компания Skoda JS, которая находится под санкциями США.

Строительная площадка ХАЭС-4. Фото: xaec.org.ua

"Когда эта эпопея только начиналась, то тогдашняя председатель Госатомрегулирования Елена Миколайчук говорила, что проще снести все, чем вписывать реакторную установку нового типа в конструкции, построенные под старый проект ВВЭР-1000. И это действительно так. При нынешних требованиях нас просто не поймут", – пояснила Кошарная.

С ней согласился директор специальных программ НТЦ "Психея" Геннадий Рябцев.

"Сейчас уже никто не строит энергоблоки тех конструкций, которые когда-то собирались установить на ХАЭС-3, 4. А блоки, которые существуют сейчас и могут быть туда установлены, имеют совсем другие массо-габаритные характеристики. Поэтому рассказывать о достройке ХАЭС можно, но только тем людям, которые имеют очень приблизительное представление о том, что такое ядерный реактор", – сказал Рябцев в комментарии Kosatka.Media.

Строительная площадка ХАЭС-3. Фото: sstc.ua

Что касается сравнения ХАЭС-3, 4 с реакторами-долгостроями из Словакии и Румынии, то, по словам Кошарной, это разные случаи.

"В Румынии совершенно другого типа реактор. У нас водо-водяной под давлением, корпусный, а в Румынии – канальный типа CANDU. Там совершенно другие требования к строительным конструкциям, устойчивости во время землетрясений и так далее. А словаки консервировали свои строительные конструкции. Есть еще история с АЭС-долгостроем "Белене" в Болгарии. Но там идут путем ликвидации того, что было построено под российский проект", – подытожила эксперт.

Сколько нужно денег и где их взять

Еще один важный вопрос – финансирование. Точной суммы, сколько будет стоить ХАЭС-3, 4, не существует, поскольку рассчитать стоимость можно только после разработки технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства энергоблока и определения типа реакторной установки. Как сообщили Kosatka.Media в Госатомрегулировании, по состоянию на 1 октября 2020 года проект на согласование к ним не поступал.

Существуют старые расчеты Кабмина, который во время очередной попытки реанимировать строительство в 2018 году оценил стоимость в 72,342 млрд грн (реакторные установки тогда тоже хотели купить у Skoda JS).

Интересно, что стоимость уже выполненных работ (по состоянию на 31 марта 2018 года) оценили в 317,4 млн грн. "То есть <0,5% от стоимости строительства", – отметили в Госатомрегулировании. Продолжительность строительства по тогдашним подсчетам должна была составить 84 месяца (7 лет)

В августе 2020 года появились новые цифры. "Специалисты посчитали, что общая стоимость достройки энергоблоков №3 и №4 ХАЭС составит в текущих ценах 76,8 млрд грн (около $2,76 млрд, – Ред.)", – сообщил в блоге и.о. президента "Энергоатома" Петр Котин.

Он отметил, что этот проект "до конца текущего года выйти на этап окончательного утверждения".

Какой бы ни была расчетная сумма, Украина денег на новые блоки не имеет. "Сейчас государство не аккумулирует средства на строительство новых атомных мощностей", – сообщили Kosatka.Media в ГП "Государственный научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности" (ГНТЦ ЯРБ).

Геннадий Рябцев категорически утверждает – если говорить о "достройке когда-то" и можно, то реальных возможностей сделать это сейчас Украина не имеет.

"Все правительства всегда использовали "Энергоатом" как дойную корову. Они считают, что поскольку блоки работают, то в них не нужно вкладывать средства. Те деньги, которые "Энергоатом" на протяжении десятилетий дисциплинированно перечислял в фонд вывода из эксплуатации ядерных энергоблоков, Кабмины "съели". И представители Минфина сейчас разводят руками, мол, "инфляция"", – пояснил Рябцев.

Судя по всему, и в самом "Энергоатоме" не полагаются на какие-то сбережения. Вице-президент "Энергоатома" Якоб Хартмут заявил, что существует минимум четыре способа инвестирования в ХАЭС-3, 4 и блоки других АЭС. Все они предполагают поиск денег "на лету" – по ходу решения вопроса о достраивании.

  • Включение инвестиционной составляющей в себестоимость "атомного" киловатт-часа.

    Если говорить упрощенно, то миллиарды гривен, нужные проекту, в течение 5 лет могут «разбрасывать» по стоимости электроэнергии, которую производит “Энергоатом”. Из-за этого себестоимость киловатт-часа примерно вырастет на 20 копеек – с 54 до 74 копеек.

  • Деньги получат от продажи украинской атомной энергии в Европу (так называемый "Энергомост»). В "Энергоатоме" настаивают, что несмотря на фактический отказ Польши от этого проекта, его можно и нужно оживить.

  • Деньги на достройку возьмут в кредит у ведущих мировых банков.

    Рассматривается возможность сотрудничества со вторым по размеру активов банком Великобритании BARCLAYS, а также было проведено переговоры с компанией Korea Hydro & Nuclear Power (KHNP) и Китайской национальной ядерной корпорацией (CNNC).

    Также не исключено межправительственное соглашение между Украиной и Чехией, которая позволит "Энергоатома" получить кредит от Чешского экспортного банка.

  • Вендорное финансирование – договоренности с поставщиками оборудования о лизинге в обмен на долгосрочное обеспечение поставщика заказами.

Эти источники финансирования в "Энергоатоме" предлагают использовать как отдельно, так и в различных комбинациях.

Кому будет нужна "новая" электроэнергия?

Также до сих пор нет ответа на вопрос, что будет делать Украина с "новой" электроэнергией? Известно, что ее сейчас избыток – из-за спада промышленности страна производит больше, чем может потребить. А блоки ХАЭС-3, 4, как ожидается, дадут дополнительно 2000 МВт базовой электрической мощности и 6000 МВт тепловой.

Очевидный выход – экспорт, на который, собственно, и рассчитывали изначально. Первоначальные планы предусматривали, что первым на работу за границу запустят блок-"тысячник" ХАЭС №2. Электроэнергию с него собирались продавать в Польшу (кстати, под гарантии этого соглашения хотели кредитовать достройку ХАЭС 3, 4).

Однако в ГНТЦ ЯРБ заявили, что с экспортом все не просто – за последние несколько лет ситуация изменилась не в пользу Украины:

  • Вскоре будет введена в эксплуатацию БелАЕС. Она покроет потребности не только Беларуси, но и (потенциальные) стран Балтии. К тому же цена белорусской электроэнергии по политическим причинам (намекается на влияние России) будет низкой, а потому более конкурентной, чем украинской.

  • У Польши отпала необходимость в украинской электроэнергии. Теперь там планируют инвестировать в развитие собственной атомной генерации $40 млрд и обеспечивать ею другие страны Европы.

    "Сейчас Польша декларирует желание построить первый энергоблок АЭС к 2033 году (1-1,5 ГВт), и еще пять блоков до 2043-го. Общая мощность всех шести энергоблоков составит 6-9 ГВт. Итак, вариант с экспортом украинской электроэнергии – не вариант", – подытожили специалисты центра.

Вице-президент «Энергоатома» Герман Галущенко на такие опасения ответил, что в течение нескольких последних месяцев компания пыталась продавать электроэнергию в Беларусь и Молдову и будет делать это и дальше.

"А с учетом политических событий в Беларуси и заявлений стран Балтии, они отказываются принимать белорусскую электроэнергию, у нас есть очень хорошие шансы выйти на рынок стран Балтии с транзитом через Беларусь. Мы сейчас над этим работаем", – сказал Галущенко.

Защитники достройки АЭС добавляют, что "атомка" для Украины может стать таким же источником валюты, как и металлургическая промышленность. А Европа вопреки любым заявлениям может стать одним из главных покупателей.

"Анализ рынков Европы показывает, что в ближайшее время, учитывая перспективы развития промышленности, они потребуют очень больших мощностей. И строительство энергоблоков в Венгрии, Польше, других странах свидетельствует, что электроэнергия в Европе будет востребованным продуктом", – пояснил заместитель председателя Атомпрофсоюза Алексей Лыч.

Какой может быть замена "традиционным" реакторам

Эксперт-энергетик Юрий Корольчук отмечает, что строительство энергоблоков длится около 10 лет, поэтому "лишние" мегаватты в Украине появятся не завтра. Однако чтобы страна не осталась без атомной генерации, думать об этом нужно уже сейчас.

"Строительство новых блоков – это не резерв, а замещение мощностей, которые будут постепенно выбывать. Без этого нам придется сокращать потребление электроэнергии за счет промышленности. Этим мы загоним себя в экономическую яму и скатывания государства в аграрный сектор", – пояснил Корольчук.

Компромиссным вариантом в строительстве новых энергоблоков могут стать малые модульные реакторы (ММР). Они уже стали новым мировым трендом – существует более 70 технологий и конструкций ММР, предназначенных для различных задач.

ММР считаются более безопасными, чем стационарные. Они дешевле и строятся ориентировочно за 3 года. А еще можно маневрировать их мощностью – в отличие от нынешних реакторов, которые не могут изменять мощность регулировано в течение ограниченного времени. В случае Украины это должно снять проблему избытка базовой мощности и недостатка регулируемой.

"Американцы уже давно реализуют программу по их построения и опытно-промышленной эксплуатации. Они обещали, что все работы и сертификация этого оборудования будет завершена в 2022 году. Поскольку вмешался COVID, то это немного затянется. Но к 2023 году Украине нужно понимать, следует ли подписать нам соглашения о закупке соответствующего оборудования, стоит ли готовить площадки, на которых это оборудование будет расположено", – сказал Рябцев.

Ольга Кошарная отметила, что украинское законодательство позволяет использовать только проверенные технологии, а потому, несмотря на новизну технологии полигоном для ее испытания Украине стать не должна.

"В мире существует несколько проектов ММР разной степени готовности. Наше законодательство говорит, что мы можем применять только проверенные технологии. Но у нас еще есть время. Я думаю, что в 2025 году Канада реализует пилотный проект ММР. Можно будет год подождать и потом смотреть", – считает Кошарная.

Тэги: АЭС, электроэнергия, ЗАЭС, ХАЭС, РАЭС, ЮУАЭС, атомная электростанция, НАЭК "Энергоатом"

Читайте также

Евгений Паленка: Единственный способ спасти украинскую газодобычу – бороться за снижение стоимости подъема газа
Абдураимов: Четыре электробуса на всю Украину – это прошлый век
Украинская энергетическая биржа: рынок по европейским правилам