Интервью: директор FORATOM о частных АЭС, зеленом водороде и проблемах Украины

Ядерную энергетику как в Украине, так и в мире, все чаще упоминают среди источников, которые необходимы для достижения зеленых целей. Но риск повторения крупных аварий на АЭС заставляет многие страны отказываться от инвестирования в такие технологии.

На этом фоне Украина вынуждена решать сложные вопросы со строительством новых энергоблоков, чтобы через несколько десятков лет вообще иметь возможность обеспечивать себя электроэнергией.

Стоит ли миру ждать «атомного ренессанса», будут ли АЭС в Украине и Европе участвовать в производстве зеленого водорода и получат ли когда-нибудь частные компании право быть операторами АЭС, в интервью Kosatka.Media рассказал генеральный директор Европейского ядерного форума (FORATOM) Ив Дебазей.

  • 8 декабря министр энергетики Украины Герман Галущенко обвинил Государственную инспекцию ядерного регулирования Украины в препятствовании деятельности Энергоатома и отказе согласовывать проект закона о размещении энергоблоков №3 и 4 на Хмельницкой АЭС. В среде украинских энергетиков это назвали примером беспрецедентного давления на независимого регулятора. Знаете ли вы об этой ситуации и что о ней думаете?

Я скажу, что правительства и операторы АЭС не склонны слишком много вмешиваться или комментировать решения регулирующих органов. Регулирующие органы, и, я полагаю, что в Украине позиция такая же, должны быть максимально независимы. Что касается случая с Хмельницкой АЭС, то у меня нет о ней информации.

Если говорить о том, нужно ли возобновлять строительство какой-то АЭС, которое было в свое время остановлено, то все зависит от того, было ли строительство должным образом законсервировано. Есть примеры проектов, завершенных после через много лет после начала. Например в Словакии и США. Но все зависит от реальной ситуации на месте.

Читайте также: Высказывания министра энергетики, как минимум, странные: председатель ГИЯР Григорий Плачков о скандале с Германом Галущенко

  • Сегодня атомная энергетика снова становится популярной. О ней говорят как о «новой зеленой». А с вашей точки зрения, что сегодня происходит в отрасли?

В Европе ситуация в отрасли атомной энергетики довольно разнообразна. Некоторые страны, такие как Германия, Австрия, Люксембург, являются противниками ядерной энергии и делают все возможное, чтобы противостоять ей в институциональных дебатах ЕС.

Но многие страны рассматривают ядерную энергию как часть решения проблемы изменения климата. Среди них – Франция, Польша, Чехия, Словакия и многие другие. Существует совместное заявление, подписанное десятью странами, к которому позже присоединились еще две страны, о том, что ядерная энергетика должна быть частью решения проблемы климатического кризиса и роста цен на энергоносители.

Это означает, что почти половина государств-членов ЕС поддерживает ядерную энергетику. У правительств других стран нет твердых взглядов, а некоторые категорически против.

  • А как насчет включения ядерной энергетики в таксономию? 

Да, мы считаем, что ядерная энергия будет каким-то образом включена в таксономию. Однако мы по-прежнему обеспокоены тем, что критерии, которые собираются наложить на атомные электростанции, будут настолько строгими, что для многих ядерных предприятий будет сложно им соответствовать.

  • Во время климатического саммита COP26 в Глазго был создан альянс стран, которые против включения ядерной энергии в правила зеленого финансирования ЕС – это Австрия, Дания, Германия, Люксембург, Португалия. Австрия готова даже судиться, если атом получит «зеленый ярлык». Насколько весом голос этих стран внутри ЕС?

Это объединение важно в силу того, что в нем есть Германия. Другие страны – намного меньшие, и их голос не так весом. Но Германия – самая большая экономика в Европе, поэтому у нее очень сильное влияние. Она действительно способна создать препятствия для ядерной энергетики.

  • Согласно исследованию Verivox, 31% жителей Германии предпочли бы пользоваться атомной энергией как более дешевой. Это больше, чем было в 2018 году (20%). Возможен ли «атомный ренессанс» в Германии?

Лично я так не думаю. Я не утверждаю, что Германия никогда не будет инвестировать в ядерную энергетику снова. Но из-за политиков «разворот» в эту сторону займет много времени. В умах многих из них глубоко укоренилось мнение, что вопрос ядерной энергии никогда не должен даже обсуждаться. А при нынешней коалиции в немецком правительстве, объединяющей зеленых, социалистов и либералов, шансов на «атомный ренессанс» нет.

  • Как вы думаете, может ли мир в целом, учитывая энергетический кризис, пересмотреть свои взгляды в пользу ядерной энергетики?

Очень высокие спотовые цены на газ и электроэнергию по-разному влияют на разные страны. Северная Америка, например, в силу наличия собственных запасов сланцевого газа не сталкивается с такой проблемой.

Из-за высоких цен страдает Азия и особенно Китай. Но вот где цены действительно зашкаливают, так это в Европе, экономику которой на сегодня можно назвать наиболее пострадавшей от кризиса. Все это может заставить Европу пересмотреть свои взгляды на ядерную энергетику.

В Европе и мире в целом много говорят о том, что было бы неплохо сохранить еще один безуглеродный источник энергии, который позволил бы снизить зависимость от газа (в том числе и от российского). Так что мой краткий ответ – да, мир может повернуться лицом к ядерной энергетике.

Читайте также: Путин блефовал, что может «спасти» Европу: эксперт о Северном потоке-2, водороде и будущем атомной энергетики

  • Насколько широким может быть применение АЭС в выработке «зеленого» водорода? Планы касательно этого озвучиваются в Украине. А как смотрят на это в Европе и мире?

Тема водорода актуальна не только в Украине, но и в других странах Европы. В повестке дня она стоит на первом месте. Скоро мы увидим, каким именно может быть его будущее.

Мы в FORATOM считаем, что без ядерной энергетики производство «зеленого» водорода по разумной цене невозможно. Причина в том, что электролизеры, необходимые для производства водорода, должны работать значительную часть года, чтобы их можно было окупить. Добиться этого с помощью СЭС или ВЭС будет очень сложно.

Главный вопрос в том, каковы мировые потребности в водороде. На этот счет существует множество точек зрения. Я убежден, что у водорода должно быть какое-то очень узкое применение.

Сегодня водород в основном используется в качестве сырья для химической промышленности. Некоторый потенциал для использования водорода есть в топливных элементах на транспорте – в силу того, что пользуясь водородом, можно, условно, уехать дальше, чем, используя обычные батареи. А вот идея сжигать водород в газовых обогревателях вместо газа не имеет смысла.

Вообще вопрос о применении водорода очень спорный, следовательно, и однозначного мнения, сколько его нам нужно, нет.

  • Европа сказала «стоп» АЭС после аварии на Фукусиме. Это, вероятно, замедлило исследования в этой области. Учитывая это, какой есть прогресс в развитии таких технологий за последние 10 лет?

После аварии на Фукусиме возникла инициатива по проведению стресс-тестов на АЭС. Они позволяют оценить, в какой степени все реакторы в Европе в состоянии устойчиво работать в непредвиденных ситуациях – например, при цунами, с которым столкнулась АЭС Фукусима-1.

Многие регулирующие органы обязывают свои АЭС модернизировать системы безопасности – к примеру, оснащать их дополнительными дизель-генераторами. По-моему мнению, это делается успешно. На сегодня мы достаточно уверены, что ядерные реакторы в Европе смогут выдержать такую сложную ситуацию, как была на Фукусиме.

  • Насколько близкой к практической реализации является технология малых модульных реакторов? И смогут ли частные компании стать операторами мини-АЭС при должном развитии таких технологий? Или атомная отрасль слишком консервативна, чтобы кто-либо кроме государств имел право этим заниматься?

В первую очередь будущее ММР зависит от того, какой из вариантов технологии будет лидировать. Кроме того, такие ММР должны выпускаться серийно. Если говорить о технологиях, которые существуют во Франции, то их можно будет применять не раньше 2028 года.

Смогут ли частные инвесторы инвестировать в АЭС? Ответ «да», потому что малые модульные реакторы должны быть намного дешевле «больших» реакторов хотя бы в расчете на единицу – в пределах 1-2 млрд евро за реактор.

Могут ли частные компании быть операторами АЭС на ММР? Я бы сказал, что да. Но вопрос – смогут ли они стать сертифицированными операторами? И согласятся ли регулирующие органы на то, чтобы у них были сертифицированные операторы, которые управляются полностью независимыми частными компаниями. Это ключевые вопросы, которые необходимо будет прояснить в ближайшие годы с регулирующими органами и отраслью, и которые сделают эту технологию успешной… или нет.

Также частные операторы должны подчиняться очень строги юридическим ограничениям. Но я не вижу каких-либо решительных возражений против этого.

Читайте также: Без энергетиков революции заканчивались бы через 10 минут: Иван Плачков о кризисе в энергетике и его причинах

Тэги: АЭС, Евросоюз, ВИЭ, водород, водородные технологии, атомная электростанция, Европа

Читайте также

Nord Stream 2 зарегистрировал свою немецкую «дочку»
Вакцинированные смогут оплатить коммуналку с помощью єПідтримка
Кабмин поручил Нафтогазу провести аудит цен на газ для населения и ТКЭ