Исполнить мечту Коболева: Как превратить победу в Стокгольмском арбитраже в реальные деньги на счету

Дело жизни Андрея Коболева в «Нафтогазе» – выиграть арбитраж. На днях стало известно, что его срок на должности главы НАК продлили еще на один год, то есть шанс остается. Kosatka.media решила узнать, какие процессы должны произойти, чтобы мечта Коболева сбылась. И чтобы выигранный арбитраж превратился в деньги на счету «Нафтогаза».

«Наша команда 5 лет активно и тяжело работала над Стокгольмским арбитражным процессом ... Я хочу этот процесс завершить. И я считаю, что победа, которую мы достигли, и эти инструменты, которые мы сейчас дали украинской стороне относительно «Газпрома», стоят многих миллиардов долларов ... и конвертировать их в бездарное поражение, как это было несколько раз уже сделано, я считаю абсолютно неправильным как для страны, так и для себя», - заявлял Коболев во время пресс-конференции касательно объявления Кабмином конкурса на поиск кандидатов для замещения его должности.

Конкурс был объявлен 6 марта 2019, и он должен был стартовать 23 марта – на следующий день после того, как контракт Коболева должен был закончиться. Теперь же, судя по всему, конкурс отменяется – на сайте Кабмина появилось распоряжение о продлении срока полномочий Андрея Коболева до 22 марта 2020.

Таким образом, у Андрея Коболева еще есть время, чтобы реализовать свои планы по «завершению Стокгольмского процесса».

Kosatka.media задалась вопросом: что должно произойти, чтобы Стокгольмский процесс вылился в конкретный результат – чтобы «Нафтогаз» получил то, что, по решению суда, должен ему «Газпром».

ЧАСТЬ 1. ЗАМОРОЗКА

28 февраля 2019 была первая годовщина решения Стокгольмского арбитража в пользу «Нафтогаза» в споре с «Газпромом». За этот год все уже успели запомнить, что НАК выиграл в суде $4,6 млрд, но по итогам взаимных исков российская компания должна выплатить НАК $2,56 млрд (плюс пеня). Остальные 2 млрд были погашены по взаимозачету. В «Нафтогазе» взаимозачет объясняют как то, что «Украина фактически взяла эти деньги газом», а в «Газпроме» - что Украина была все-таки должна за поставки газа в 2013 – 2014 гг.

«Нафтогаз» все это время работал над тем, чтобы получить возможность взыскать эти $2,56 млрд «Газпрома». В первую очередь юристы НАКа работали над тем, чтобы найти активы «Газпрома» в Европе, и чтобы убедить суды в тех юрисдикциях, где должны быть эти активы (Великобритания, Нидерланды, Швейцария), наложить на них аресты. «Газпром», в свою очередь, прикладывал максимум усилий, чтобы активы спрятать и доказать, что никаких акций на территории соответствующих юрисдикций нет. Были случаи, когда это удавалось.

План «Нафтогаза», подкрепленный решениями нескольких европейских судов, в целом состоит в том, чтобы арестовать активы «Газпрома», принудительно их продать на аукционе и получить деньги.

Откидываем образ аукциона, на котором толпа выкрикивает цифры, важный дядя в смокинге стучит молотком, и в итоге что-то продается (последний принтер из офиса «Газпрома», например). И разбираемся – каким на самом деле будет процесс ареста активов, и как эти активы превратятся в деньги.

Какие активы арестовываем?

Активами, которые можно арестовать, в первую очередь, являются акции (в какой-либо форме – как документарной, так и электронной). Но не только:

«Активами, кроме акций (корпоративных прав), считается еще многое: денежные средства, которые должен получить должник в качестве, например, дивидендов или расчетов за товары, работы, услуги. Также это товары, поставляемые с предварительной оплатой должником, нематериальные активы и т.д.», - сообщил Юрий Витренко, коммерческий директор НАК «Нафтогаз Украины», в комментарии Kosatka.Media.

Глядя на те судебные иски, с которыми НАК «Нафтогаз» обращался в европейские суды, и на юрисдикции, в которые он обращался, украинскую сторону интересует арест акций компаний-операторов газопроводов: «Северный поток-1» и «Северный поток-2» (Nord Stream, Nord Stream-2), «Турецкий поток», «Голубой поток».

Вполне объяснимо – «Нафтогаз» находится почти на пороге того, чтобы потерять транзит газа, а с ним и ежегодный доход в $3 млрд. Манипуляции с прятками активов сами по себе усложняют работу «Газпрома» по строительству газопроводов. И даже, если акции сначала будут заморожены, а потом «Газпром» все же выиграет апелляцию, судебные разбирательства могут затянуть процесс ввода «потоков» в эксплуатацию, и сделает украинскую ГТС хоть на некоторое время незаменимой.

Операция «Найди и докажи»

Корпоративные права на два «Северных потока» ожидали найти в Швейцарии. Но не нашли: как оказалось, акции операторов были выпущены в документарной форме (на бумаге), и в компаниях-операторах потоков заверили, судебных исполнителей что на территории страны акций нет.

После этого в «Газпроме» заявляли, что «суд кантона Цуг отменил свое постановление, вынесенное 29 мая 2018, о наложении в Швейцарии обеспечительных мер на акции «Газпрома» в Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG и на права требования «Газпрома» к этим компаниям». В «Нафтогазе» говорят, что никакой отмены решений суда не было:

«Не было отмены решений в Швейцарии. Просто в Швейцарии нет тех акций, которые мы искали. А поскольку их там нет физически, нечего арестовывать. Само решение об аресте активов «Газпрома», если там появятся акции, будет выполняться», - рассказал Андрей Коболев в ответ на вопрос Kosatka.media.

При этом известно, что «Нафтогаз» ранее нашел часть акций Nord Stream в Великобритании, а суд Лондона обязал дочернюю компанию «Газпрома» ничего с этими акциями не делать – не менять дислокацию или владельца.

Акции оператора «Турецкого потока», компании South Stream Transport, ожидали найти в Нидерландах, но «Газпром» передал их своей российской дочерней структуре. 100% акций оператора потока были переведены из прямого владения «Газпрома» на его дочернюю «Газпром трансгаз Краснодар». Как утверждают юристы "Нафтогаза", это произошло за день до того, как суд Амстердама вынес решение об аресте активов «Газпрома» в стране. В итоге НАК пока не смог арестовать другие активы «Газпрома» в Нидерландах, помимо доли в «Голубом потоке», поскольку он не доказал, что достоверно знает, кем являются новые собственники прочих компаний, а владелец South Stream Transport находится в российской юрисдикции.

Также для лучшего поиска активов НАК обратился в суды США, чтобы заставить финансовые учреждения, которые работают с компаниями «Газпрома» в Европе, выдать месторасположение акций своих клиентов. В декабре 2018 федеральный суд США в Нью-Йорке удовлетворил требования «Нафтогаза» на получение информации от трех американских финучреждений – GLAS Americas, Deutsche Bank Trust Company Americas и Bank of New York. Они управляют активами компаний, в которых у «Газпрома» есть доля, и они обладают информацией, где находятся их акции. Если суд обяжет их указать местонаходжение владельцев или акций, процесс ареста и взыскания значительно ускорится.

«США – самая важная юрисдикция. Она требует наибольших затрат времени, но может иметь самые действенные последствия», – комментировал обращения в американский суд глава правления НАК Андрей Коболев на своей странице в Facebook. При этом он заявляет, что интересы «Нафтогаза» не ограничиваются лишь операторами потоков, и компанию устроят любые аресты любого имущества, за которое можно выручить деньги:

«Мы ищем любые активы. Это все, что материально, все, что может быть реализовано с целью погашения долга перед нами», - отметил Коболев.

Выбор «владений» «Газпрома» в Европе действительно достаточно большой.

Какие активы есть у Газпрома в Европе?

Ранее на официальном сайте ПАО «Газпром» размещался список из 161 дочерних и зависимых организаций, вплоть до компаний в состоянии банкротства и ликвидации, "спящих" компаний и "технических" структур. В сентябре 2018 всю информацию о дочерних структурах с сайта изъяли. Теперь компании нужно искать в квартальных финочетах, в которых фигурируют только «крупнейшие» ассоциированные и совместные предприятия. Последние данные, предоставленные на сайте – за 3й квартал 2018.

Тогда как в 2017 году перечень дочек, указанных в годовой финансовой отчетности, был подлиннее. 

Группа «Газпром» владеет многими объектами в Европе, и ведет достаточно разнообразную деятельность – от продажи, транспортировки и хранения добытого газа в РФ, до добычи газа на территории ЕС, и переработки нефти. Пару примеров дочерних и совместных предприятий «Газпрома»:

  • Wintershall Noordzee (Нидерланды), совместное с группой «Газпром» предприятие, добывает в Европе газ, а в 2017 году начало промышленную разработку нефтяного месторождения Равн в датском секторе Северного моря. В целом, в Европе добыча газа «Газпромом» ведется в 7 странах.
  • Gazprom Marketing & Trading Retail осуществляет розничные продажи газа на рынках Великобритании, Франции, Ирландии и Нидерландов.
  • WINGAS GmbH, дочерняя компания GAZPROM Germania, – поставщик на рынках Германии, Нидерландов, Бельгии, Австрии, Чехии и ряда других рынков. Реализует газ коммунальным предприятиям, промышленным и электроэнергетическим компаниям.
  • GAZPROM Germania, которая ответственна за экспорт газа в ФРГ, в ближайшее время интегрирует в себя вся дочерние компании и будет операционно объединена с ООО «Газпром экспорт». Компания зарегистрирована в Германии, эксплуатирует и участвует в проектировании 10 газохранилищ. А еще является спонсором немецкого футбольного клуба «Шальке» (который отметим, ни на что не намекая, был любимым футбольным клубом Гитлера).
  • Gazprom NGV Europe – дочерняя компания, зарегистрированная в Германии, которая занимается реализацией газомоторного топлива на газозаправочных станциях (АГНКС) в Европе.
  • На территории Сербии есть нефтеперерабатывающий завод, НПЗ Панчево, 51% акций сербской компании, которая им владеет (NIS), принадлежит «Газпром Нефть».

ЧАСТЬ 2. РАЗМОРОЗКА

Под «разморозкой» будем подразумевать продажу арестованного имущества на аукционах, по результатам которых НАК сможет получить компенсацию уже в виде денег на счету.

Глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев ранее заявлял, что компания инициировала юридические процессы по аресту активов «Газпрома» уже «примерно в шести юрисдикциях». Но согласно последнему комментарию, полученному от Коболева, недавно «помимо трех других юрисдикций» начались разбирательства еще и в Люксембурге:

«Появилась еще юрисдикция Люксембург, где суд принял аналогичные решения – что все активы, которые находятся в рамках Люксембурга и принадлежат «Газпрому», подлежат так называемому обременению, или аресту. Мы работаем еще по трем юрисдикциям... Отмены арестов, снятие обременений в каких юрисдикциях еще не произошло. Так же, как и нет окончательного решения о начале их продажи», - отметил глава НАКа.

Операция «Апелляция»

Все понимают, что «Газпром» не готов расставаться ни со своими деньгами, ни с какими-либо другими активами и будет избегать принудительной продажи всеми возможными способами. Помимо тактик «игра в прятки активов» или «подождать до выборов, а вдруг удастся договориться», пока что главным ходом «Газпрома» остается апелляция.

«Мне сложно представить, что "Газпром" согласится даже на начало процесса продажи имущества. Пока что их ожидания, их главный аргумент и элемент тактики состоял в том, что они пошли на апелляцию. Они надеялись путем апелляции в Швеции остановить основное решение, но этот элемент они проиграли бесповоротно. Шведский апелляционный суд принял решение, что принудительное взыскание возможно… и предварительные решения в этом аспекте они оставили в полной силе», - сообщал ранее Андрей Коболев.

Но несмотря на то, что «Газпром» «бесповоротно» проиграл апелляцию на основное решение Стокгольмского арбитража, у него еще остаются шансы в местных юрисдикциях, говорят юристы:

«В каждом случае Газпром может отрицать возможность исполнения решения Стокгольмского арбитража в местных судах конкретного государства (куда обращается НАК – ред.), но для этого ему необходимо обосновать свою позицию соответствующими нормами Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. После того, как решение Стокгольмского арбитража будет признано в конкретном государстве местным судом, Газпром может также пытаться уклониться от следования решению на этапе исполнительного производства, тем самым значительно затянув возможность получения Нафтогазом своей финансовой сатисфакции», - рассказала в комментарии Kosatka.Media Оксана Карел, старший юрист, руководитель группы международных судебных и арбитражных споров АО Arzinger.

Апелляция возможна на каждое решение суда в пользу НАК «Нафтогаз», отмечает специалист:

«Много будет зависеть от правовой системы конкретной юрисдикции, где Нафтогаз будет пытаться исполнить решение Стокгольмского арбитража. Фактически, Газпром может подавать апелляцию на каждое решение об аресте своего имущества либо же на решение о признании и исполнении решения Стокгольмского арбитража на территории конкретного государства». 

Также юристы отмечают, что «по общему правилу» решения суда о наложении ареста на имущество еще недостаточно, чтобы проводить аукционы по продаже:

«Проведению такого аукциона будет предшествовать получение «Нафтогазом» решения местного суда о признании и исполнении решения Стокгольмского арбитража на территории конкретного государства… После этого, против Газпрома будет открыто исполнительное производство, в процессе которого возможно будет провести аукцион по продаже имущества Газпрома», - отметила старший юрист Arzinger.

То есть тактика такова: решение суда на основе решения Стокгольмского арбитражного суда – апелляция, решение об аресте – апелляция, решение о начале аукциона – апелляция. Такое «восстановление баланса отношений» (по Миллеру) может затянуть весь процесс на года.

Аукцион, каков он?

Аукцион проводит судебный исполнитель после того, как по решению суда, это будет возможно. Для этого привлекается специально выбранная судом компания – бейлиф. Бейлиф на основании ордера налагает арест на имущество в количестве, достаточном для покрытия долга и судебных расходов. За свою работу он тоже, конечно же, берет процент от продажи.

Согласно судебной системе Нидерландов, например, местный аукционист предварительно оценивает имущество, чтобы не было продано больше, чем требуется для уплаты долга. А мы знаем, что активы, на которые целится НАК «Нафтогаз», значительно превышают сумму долга «Газпрома».

Бейлиф берет на себя всю организацию аукциона – устанавливает стартовую цену, а также регулирует вопрос передачи денег «Нафтогазу». Деньги по итогам аукциона получает бейлиф, после чего эти средства лежат на замороженном счету в администрации суда. Далее уже суд принимает решение перечислить ту или иную сумму в обеспечение компании, которая требует долг.

«Стартовая цена особо значения не имеет. Если они поставят слишком низкую цену, прибежит миллион участников и быстро в процессе аукциона цена увеличится. Если они поставят слишком высокую цену, никто не придет на аукцион, и ничего не купит. Им главное продать, они в этом заинтересованы» -рассказал в ходе беседы с Kosatka.media один из представителей НАК «Нафтогаз».

При этом, по его словам, участвовать в аукционе могут все желающие, в том числе и «Нафтогаз». Теоретически НАК может купить газпромовский газ в хранилищах, или купить акции и стать акционером «Северного потока-2». Конечно, если их не перебьют в цене, а их конечно же перебьют.

Кроме того, есть много нюансов касательно продажи акций. Например, если речь идет о корпоративных правах, то у других участников общества есть право их приоритетного выкупа.

Сколько это займет времени

Сам процесс арбитражных аукционов длительный, тем более, если задействованы прятки активов. Юристы в Arzinger сообщают, что «говорить о временных рамках либо же о конкретной процедуре весьма сложно и преждевременно». При этом в НАКе некоторые сотрудники озвучивают прогноз «года два», аргументируя это тем, что «Газпром» сам в сложившихся условиях не сможет нормально функционировать в Европе:

«Эти кошки-мышки вечно длиться не могут, потому что никто с ними не захочет работать. Это уже длится около года, ну еще года два это может занять… Но Газпром на самом деле тоже не может нормально функционировать в Европе – если постоянно, как только он завел газ в Европу, есть риск, что кто-то придет и его арестует. У «Газпрома» в Европе 80% дохода поступает из газа, который он продает… Поэтому они тоже рано или поздно должны пойти на попятную. Но им признать поражение сложно. И они ждут выборов, и надеются, что кто-то сможет слить все это дело за гроши.»

Продление контракта Андрея Коболева состоялось до выборов. Но чтобы реализовать свою амбицию завершить процесс Стокгольмского арбитража и добиться реальных выплат от «Газпрома», действующему главе НАК «Нафтогаз» потребуется трудоустройство более длительное, чем тот год, на который согласился Кабмин.

 

 

Kosatka.media

Тэги: Газпром, газ, Коболев, Стокгольмский арбитраж, ТОП-менеджмент

Читайте также

5 способов хранения энергии и насколько они эффективны
Чем интересен рынок термомодернизации многоквартирного жилья в Украине
Интервью Александра Харченко. Часть 2: О радиоактивных единорогах, «Северном потоке-2» и почему Украине не нужны переговоры с РФ