Иван Григорук: Ненормально, что электроэнергетика сейчас управляется вручную

В какой ситуации сейчас находится украинская энергетика, кого в ней и как нужно спасать, чем каждый может помочь энергоотрасли, а также – может ли Украина, в условиях кризиса, надеяться на энергонезависимость?  Обо всем этом рассказал в интервью Kosatka.Media  вице-президент Energy Club, почетный энергетик, ведущий консультант Energopartner Consulting Иван Григорук.

- Иван, насколько сложная ситуация сложилась сейчас в электроэнергетике Украины?

- За последний месяц потребление электроэнергии  просело примерно на 7,7%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В частности, потребление электроэнергии в машиностроении упало на 18,3%, в металлургической отрасли – на 8,2%, электротранспортом – на 4,5%, коммунально-бытовыми потребителями – на 7,7%.

Хотя все находятся больше дома из-за карантина, потребление электроэнергии населением также упало – на 3,2%, если оценивать по платежам.

Соответственно уменьшилась и выработка электроэнергии. У нас основа в ее структуре – атомная энергетика,  а они переживают не лучшие времена. Еще и дотируют возобновляемые источники энергии, продавая «Гарпоку» электроэнергию по минимальному фиксированному тарифу, который даже не покрывает затрат. Но и по нему «Гарпок» с ними не рассчитывается. Атомщикам приходится брать кредиты в банках, чтобы профинансировать операционную работу компании и зарплаты.

Кроме того, по сравнению с прошлым годом, атомные электростанции продают на 6 % меньше своей выработки,  Сегодня в работе находятся 11 из 15 энергоблоков украинских АЭС. Учитывая диспетчерские графики генерации электроэнергии и балансовые ограничения, даже за минувшие сутки атомные станции Украины недовыработали 15,72 млн кВт-ч электроэнергии.

А ТЭСы и ТЭЦы – сегодня работают с убытком около 1 млрд грн в месяц. Текущее состояние энергетического сектора страны является крайне сложным, с отрицательным значением из-за больших сумм по перекрестным субсидиям, и другими сопутствующими проблемами.

Поэтому «Гарантированный покупатель» тоже находится не в лучшем положении. Его подталкивают к состоянию неплатежеспособности. И это ставит под угрозу поставки электроэнергии потребителям в период карантина, ведь «Гарпок» продает электроэнергию поставщикам, а они уже, в свою очередь, конечным потребителям.

Сейчас все  переживают не лучшие времена, а тут еще общая выработка всех «зеленых» мощностей в марте превысила общую мощность ТЭС и ТЭЦ, играющих основную роль в балансировке, и это тоже – большая угроза.

Например, 15 марта у нас солнце и ветер дали в пиковую мощность 2978 МВт/час. При этом мощность ТЭС на этот момент составляла 2294 МВт в час. И так было несколько дней подряд.

- Как долго наша энергосистема может выдержать в таком режиме? Не случится ли коллапса, о котором уже ранее говорили эксперты?

- Благодаря профессиональной работе диспетчера, НЭК «Укрэнерго» занимается на первичном, вторичном и третичном регулировании, коллапса не происходит.

В некоторых случаях диспетчер выдает до 360-380 команд за сутки. Но это, фактически, управление в ручном режиме. Люди, вместо того, чтобы контролировать автоматику,  приняли на себя основной удар в регулировании работы Объединенной энергосистемы. Чтобы она, как говорится, не «легла».

Это ненормальная ситуация. В Германии диспетчер выдает 10-15 команд. А у нас – более 300. Представьте, насколько сложнее удержать нашу энергосистему. Единственное, что радует – профессионализм диспетчеров, сумевших обеспечить работу системы в такое сложное время.

- Какая составляющая энергосистемы страдает в этой ситуации больше всего?

- Страдает генерация. У нас вопрос балансировки – это тепловые станции, в основном ГАЭС. Иногда они работают в насосном режиме почти круглосуточно. Конечно, дополнительной нагрузки на оборудование ГАЭС почти нет, но страдает экономика работы предприятия из-за потребления электроэнергии «на закачку» по высоким ценам.

Тепловые станции и так почти все в одноблочном режиме работают,  у них идет разгрузка блока до нуля, а затем они должны по команде поднять блок, выйти на полную мощность. И представьте, какое у нас идет перепотребление угля. Кроме изнашивания оборудования,  еще и вредные выбросы в атмосферу увеличиваются в разы. А ТЭСы и ТЭЦы у нас, в основном, в городской черте.

-Возвращаясь к проблемам «Энергоатома» и «Гарантированного покупателя». Сюда же добавляется проблема долга «Укрэнерго» перед «Гарпоком». Этот клубок проблем можно как-то разрешить?

- Это вопрос к Минфину, Минэкономики и частично к Минэкоэнерго. Есть  действенные решения. Но от них кто-то пострадает, поэтому они непопулярны. И кто-то должен взять на себя вопрос компенсации пострадавшей стороне. И, как не крути, это – государство. Но за чей счет оно могло бы это сделать, даже не знаю. Поэтому проблема и не решается.

Недавно Кабмин анонсировал, что они привлекли 160 миллионов иностранных инвестиций, это для них достижение. Но вспомните, какие суммы долгов уже есть в «Энергорынке» и у «Гарантированного покупателя», это на кого должно лечь? На государство. А экономика и в лучшие времена такого варианта не выдерживала. Поэтому – все и висит в воздухе.

- Как вы относитесь к идее правительства ликвидировать «Гарантированного покупателя» и передать его функции «Энергоатому»?

Сейчас его невозможно ликвидировать,  у него есть долги и встречные обязательства. Это так же, как с «Энергорынком» – он до сих пор не ликвидирован, потому что есть долги и обязательства перед ним, и его – перед другими участниками рынка. Он может тольконаходиться в состоянии ликвидации, и кому-то передавать функции.

Мы уже имеем ситуацию с «Энергорынком», когда дебиторская задолженность больше кредиторской, в рамках реформы забрали функцию у предприятия, оставив его один на один со своими проблемами, и передали полномочия «Гарантированному покупателю», который тоже не справляется. Потом довели прибыльное предприятие «Укринтерэнерго» почти до банкротства , потому что перекинули ему всех, кто не может платить, и теперь – так же хотят поступить с «Энергоатомом»...

Там не будет плюса, там будет гарантированный минус. Поэтому – я отношусь к этой идее негативно. Нужно сначала разработать действенный механизм по разрешению вопроса с  прошлыми и нынешними долгами.

- Системы накопления электроэнергии смогли бы решить какие-то проблемы в нынешних условиях и какие именно?

- Energy storages могли бы решить несколько вопросов.

Первое – в этом году ожидаем около 10 ГВт•ч общей мощности ВИЭ. Тариф дотируется атомной и гидроэнергетикой, при росте мощности ВИЭ падает выработка на ГЭС и АЭС. Возникает вопрос – за счет чего дотировать зеленый тариф? Мы теряем механизм, на основе которого все построено. Получается, что «Гарантированный покупатель» гарантированно не заплатит не только ВИЭ, но и всем остальным, кто их дотирует.

Фактически, если не вводить energy storage, то такой рост ВИЭ разрушит всю схему, за счет которой они развивались. То есть – они пилят ветку, на которой сидят.

Учитывая, что 10+ ГВт планируется в 2020 году, получается, что в структуре выработки доля ТЭС и ТЭЦ упадет на 24-25%, ГЭС – где-то на 22%, ГАЭС – где-то на 6-7%, а атомные станции упадут где-то еще на 3%. ВИЭ отберет у них объемы выработки. И далее наступят финансово-экономические последствия.

Во-первых – денег не будет для оплаты тем самым ВИЭ. Во-вторых – амортизация ТЭС, ТЭЦ, ГЭС и ГАЭС намного выше, чем в ВИЭ – у них спад эффективности около 1% в год. А все остальные – они и так, мягко говоря, не новые. За время независимости у нас не было построено ни одной ТЭС или ТЭЦ. А именно они играют ключевую роль в балансировании, на них больше всего нагрузки,  отсюда значительная амортизация. За счет чего они будут выполнять свои плановые или неплановые работы по поддержанию надежности работы своих станций?

- Какие energy storage для Украины наиболее эффективны?

- Надо расширять существующие и строить новые ГАЭС. Исходя из локальной необходимости. Это наиболее эффективно в плане балансировки.

Кроме того, у нас поменялись требования к работе сети. На ТЭС и ТЭЦ  от нуля до полной загрузки в горячем резерве получается 15-18 минут. А надо быстрее, учитывая сегодняшнюю структуру выработки и потребления. Поэтому – литий-цинковые и литий-ионные системы накопления энергии тоже достаточно эффективны для параллельной работы с ВИЭ в рамках энергосистемы.

Кроме того, все это будет помогать выравнивать графики производства и потребления, и тех же ВИЭ будут меньше ограничивать в выдаче мощности. Они смогут максимально выдавать свою мощность  в пиковые часы потребления, когда недостаточно солнца или ветра. И ничего не теряют в своей экономической модели.

Все крупные станции были построены за привлеченные средства в рассчете на то, что ВИЭ быстро окупаются. Если не создать системы накопления энергии, которые бы работали в параллели с ВИЭ, это как раз литий-ионные и литий-цинковые системы, то  срок окупаемости станций сильно изменится. Их владельцы могут стать банкротами: если они привлекли средства на 5 лет, а окупаемость у них с ограничениями растянется на 6-7 лет, то они не смогут  вернуть заем кредитору в установленный срок. Надо идти на непонятную для кредитора реструктуризацию - нет прогноза, неясно, на какой срок увеличивать предварительные условия кредитования.

А если есть системы накопления – прогноз понятен, и тариф понятен, и выработка с самого начала понятна. Тогда все становится на свои места – и сама станция, солнечная или ветровая, становится понятна для кредитора, – и на сколько ее реструктуризировать, и по строительству систем накопления энергии тоже не будет вопросов – нужно обеспечить окупаемость проекта в целом.

- Чтобы системы накопления электроэнергии начали выручать энергосистему, нужно, прежде всего, изменить законодательство?

И да, и нет. Если в параллели работать ВИЭ с energy storage,  – новое законодательство не нужно. Если юридическое лицо-владелец электростанции возьмет на себя строительство тех самых накопителей, оформит лицензию, то здесь практически нет вопросов ни по тарифу, ни по правилам работы.

Изменения нужны только в случае, если это будет отдельная независимая станция, которая будет оказывать услугу по накоплению электроэнергии. У нас рынок сопутствующих услуг еще не заработал, правила не отработаны, чтобы предоставлять  услугу по балансировке генерации . Поэтому – да, там еще надо работать. Но законопроекты есть, эта работа ведется, поддерживается и Европейским Союзом, и нашими партнерами из США.

- То есть, в этом направлении не «все пропало»?

- «Все пропало» было бы, если бы мы ничего не делали. Мы просто немного поздно к этому пришли.

Раньше, где-то  5 лет назад, Минэкономики  делало прогнозы потребления электроэнергии и вообще всех энергоносителей.  «Укрэнерго» и НКРЭКУ работали относительно прогнозов выработки на год. Теперь Минэкоэнерго устранилось от этих функций, а «Укрэнерго» до сих пор прогнозирует выработку, в том числе – для диспетчеризации. И больше никто этим не занимается.

Политики довели ситуацию до крайности. У нас сверхбольшие мощности выработки, а потребление падает с каждым днем. Никто не работает над формированием эффективной структуры выработки – потреблением электроэнергии в соответствии с планами развития экономики страны, которых тоже, в принципе, не имеем. Видите, даже в условиях карантина, потребление даже по населению, все равно упало.

А что касается изменений законодательства, их можно ожидать где-то в течение года. В зависимости от того, как мы все справимся с коронавирусом. Но специалисты работают удаленно, и над стандартами, подзаконными актами, и над правилами, требованиями к различным системам накопления. Иностранные партнеры делятся своим опытом. Работа идет, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

- Перейдем к менее оптимистичному вопросу. Какие последствия неплатежей населения можно ожидать, ввиду запрета правительства отключать энергоснабжение должникам на период карантина?

- Правительство запретило отключение не только гражданам, но и предприятиям в сфере ЖКХ, на период карантина плюс 30 дней с момента его отмены. Проблема в том, что не было применено зеркальной нормы к самой генерации. Они же должны работать за какие-то деньги, чтобы обеспечить услугу для потребителя. Тоже самое  касается распределительных сетей, системного оператора и др.

Получился коллапс – одним запретили не поставлять услугу, другим позволили за это не платить какой-то период без всяких последствий, не только отключения, но и штрафов, и других сопутствующих начислений. При этом непонятно – каким образом и за чей счет поставщики енергоуслуг должны выполнять свою работу. Никто не спросил, есть ли у них на это средства.

Насколько я знаю, наши поставщики электроэнергии и генерация уже обращались к президенту с просьбой ограничить применение к ним штрафных санкций за невыполнение ими финансовых обязательств перед контрагентами: «Оператором рынка», «Гарантированным покупателем», «Укрэнерго» и другими. Потому, что они попали в ловушку. И с этим надо что-то делать, иначе вся генерация и поставщики уйдут в банкротство согласно правилам. И тогда никто не сможет работать. Надо или как-то менять это распоряжение Кабмина, или финансово защищать и генерацию, и поставщиков электроэнергии.

- Может бизнес как-то минимизировать свои потери на период карантина?

- Всегда за это кто-то должен платить. Сейчас государство должно создать какой-то компенсаторный механизм, какие-то налоговые льготы. Таким образом бизнес мог бы скорректировать свой финансовый план и не уйти в отрицательные показатели.

На проблему надо смотреть комплексно: если кому-то разрешаешь не платить, то надо думать, как помочь тем, кто должен обеспечить эту услугу в  сложное для всех время, за счет чего они должны обеспечить нормальную работу в рамках финансового года, не обанкротившись.

- Отказаться выполнять свою работу, просто закрыться – они не могут?

- Нет. Не имеют права. Это влечет административные и уголовные последствия. Иначе бы они так и сделали – просто перешли бы на максимально возможный минимум работы предприятий, и все.

- Как изменится жизнь других секторов энергоотрасли, в частности, газовой и нефтяной? Подешевеет ли газ, какие у него перспективы?

- Газ уже начал дешеветь. На европейских хабах цена его продажи составляет в среднем $100. Это результат общеэкономического кризиса. Фактически Европа отреагировала на азиатские рынки. Там цена упала до исторического минимума – $106 за тысячу кубометров.

Поэтому – газ будет дешеветь еще больше, хотя с мая – июня возможен небольшой рост цены, в зависимости от коньюктуры.

Рано или поздно мир пройдет этот кризис, но экономические последствия будут впечатляющими. Промышленность просядет, потребление просядет, ведь упадет покупательная способность населения. 

У нас сейчас 15,9 млрд кубов газа в хранилищах. Нам не так много надо докупить, и закупку на следующий осенне-зимний максимум уже начали, пока цена  намного ниже, чем обычно.

- По нефти каковы реалии и перспективы?

- В результате ценовой войны между Саудовской Аравией и Россией нефть сильно подешевела, Brent торгуется по $32 - 33 за баррель. Упало потребление – и пошла борьба за демпинг по цене, что сильно испугало инвесторов на этом рынке.

Очевидно, вторая сторона проиграла бы, и в конце прошлой недели удалось политически урегулировать противостояние и подписать соглашение ОПЕК+, где участники согласились на сокращение объемов нефтедобычи на 9,7 млн баррелей в сутки, начиная с мая месяца. В результате фьючерсы на нефть в Лондоне выросли примерно на 4%.

- Для украинцев дешевая мировая нефть означает дешевый бензин, учитывая курс доллара к гривне?

- В Украине продукты переработки нефти в основном иностранные, поэтому – должны подешеветь. У нас нет мощностей для переработки, объемы которых могли бы влиять на общую цену по стране. Европейская цена перебьет вниз. Тем более, у нас еще белорусские, прибалтийские, азербайджанские нефтепродукты завозятся. А они всегда задают тренд цены на нефтепродукты в Украине.

И это падение может повлиять на экономику. У нас транспортное сообщение – доставка товаров, услуг – осуществляются железнодорожным транспортом и транспортом на нефтепродуктах, в основном. Если снизится топливная составляющая,  должны были бы упасть цены в целом. И Антимонопольный комитет должен  не давать возможности снова поднимать цену на топливо, так как это повлияет на стоимость всех продуктов и услуг.

- В Украине много говорят о необходимости наращивания собственной добычи газа и мощностей нефтеперерабатывающей отрасли. Учитывая карантин и кризис – это нам удастся?

- Да, наращивать добычу необходимо. Главное, обеспечить понятные правила работы и защитить инвестора. Разработка скважины занимает длительное время, кроме того, нет гарантированного подтверждения объемов, которые можно будет оттуда  добыть. Только в процессе разработки скважины понимаем некий гарантированный дебет. А стоимость – около $5 млн, это оптимистично, чтобы ее разработать и выйти на промышленное добывание.

Нужны только прозрачные условия для инвестора и  гарантии работы в согласованный срок времени, при условии, если он выполняет все правила, нормы и инвестиционные обязательства.

Украина богата газовыми месторождениями. И это высоколиквидный бизнес. Единственное – это наличие прозрачных правил и соответствующие гарантии для инвестора, чтобы не купить кота в мешке.

Читайте также: Юрист: Долги потребителей оказывают дополнительное негативное давление на энергоотрасль

Тэги: газ, нефть, НАЭК "Энергоатом", законодательство, электроэнергия, Укрэнерго, "зеленые" тарифы, рынок электроэнергии, Гарантированный покупатель, ВИЭ, energy storage, цена, баланс энергосистемы, аккумуляция электроэнергии, передача электроэнергии

Читайте также

Новые «зеленые» тарифы: Как изменится рынок и исчезнут ли долги
Рынок газа для населения: можно ли перейти к новому поставщику, не заплатив старому
Как и на кого повлияет рост тарифа на передачу электроэнергии