Мы на стороне света: как украинские гидроэнергетики работают во время войны

Украинская гидроэнергетика попала под удар войны – оккупанты захватили Каховскую ГЭС, пытались захватить Киевскую. Работать на таких стратегических объектах – рискованно. Но сами гидроэнергетики говорят – даже мысли не было бросить работу. Потому что она – это, в первую очередь, о безопасности всего государства.
Своими историями с Kosatka.Media поделились работники разных подразделений компании Укргидроэнерго, главного гидрогенерирующего предприятия нашего государства.

Читайте также: КАКИЕ ПОТЕРИ ПОНЕСЛА УКРАИНСКАЯ ЭНЕРГЕТИКА ИЗ-ЗА РОССИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ

«Наша работа в целом почти военная»

Анатолий, выполняет руководящую техническую работу на ГАЭС

Когда начались первые взрывы, в пять утра или в полшестого – я как раз собирался на работу. У меня немного стекла затряслись.

На работе уже узнал, что на наше государство напали.

Одно из худших известий 24 февраля – о захвате оккупантами Каховской ГЭС. Мы очень переживали и до сих пор переживаем за коллег, которые там. Потом уже узнали о нападениях на Киев, Харьков, другие города.

Мысли покинуть работу не возникло ни у меня, ни даже у моей семьи. Они все понимают.

Энергетика – фундамент всей экономики Украины. А гидроэнергетика – ее элитная часть. Потому что это маневровые мощности, составляющие основу. Мы развиваемся. Наш объект эксплуатируется и имеет перспективу на дальнейшее развитие. И тут, как говорится – несчастье помогло.

23-24 февраля у нас проводились испытания работы энергосистемы Украины после отсоединения ее от энергосистем РФ и Беларуси. Это было плановое отключение для проверки возможности работы энергетики Украины в так называемом изолированном режиме только на свое потребление и потребности. К слову, это уже было в 2018 году: проводили подобный эксперимент.

На этот раз в феврале должен был быть первый этап испытаний, в июне – второй. И дальше должно было приниматься решение о продолжении испытаний или объединении.

Мы отработали нормально, на достаточно приличном техническом уровне. И наш объект сыграл не последнюю роль в этом. И благодаря работе очень многих ведомств мы объединились 16 марта с европейской энергосистемой.

Быть причастным к таким серьезным делам, общегосударственного уровня, организовывать эти работы и справляться с тем объемом задач, которые есть у нас в гидроэнергетике, – ответственно и почетно.


Объекты Укргидроэнерго – всегда в режиме повышенной безопасности​

Наша работа в целом почти военная. Здесь дисциплина в первую очередь. Гидроэнергетика – это объекты повышенной опасности, потому у нас достаточно серьезная организация работы. Особо что-то перестраивать из-за военного положения не пришлось, потому что мы на этих рельсах работаем с самого начала.

У нас, например, есть бланки так называемых высоковольтных переключений. Это написанная заблаговременно и утвержденная управлением последовательность операций, логически проработанных и осмысленных. Один человек зачитывает пункты из этого бланка, а другой – повторяет вслух полученные команды, выполняет работу напрямую и докладывает об исполнении. А это обязательно командная работа – двух или трех, в некоторых случаях, людей.

Но военные действия все-таки внесли коррективы. Наш объект – это 2,947 млн ​​кВт. Это самая большая по мощности из гидроаккумулирующих электростанций в Европе и шестая – в мире. Но сейчас наши долгосрочные серьезные планы модернизации приходится корректировать и переносить. А хотелось бы выполнять их сегодня.

Второй момент – военные действия заставили нас несколько спешным порядком выполнять работы, связанные с безопасностью сооружения, ведь у нас значительная часть объекта – в строительстве. И нам пришлось внедрять резервы – мощные дизель-генераторы, которые мы в обычном режиме еще бы долго вводили.

Но мы верим в победу, верим руководству нашего государства, руководству нашей компании – так что наши планы будут обязательно реализованы.

При моей жизни не было еще такой объединяющей идеи для государства, которое бы так сплотило народ, как сейчас. Как говорится, беда объединяет.

К нам тоже обращаются за помощью и Нацгвардия, и тероборона. Мы ни разу не отказали и даже не подумали.

Хочется еще отметить усердие специалистов нашего объекта, и это особенно заметно сейчас, в условиях военного положения.

«Больше месяца круглосуточно на работе»

Анатолий, руководитель оперативной службы ГЭС

Начало боевых действий меня застало дома.

А на работе мы с нуля часов 24 февраля готовились к отсоединению энергосистемы Украины от российской. Была разработана целая программа для дальнейших испытаний. Был ряд пунктов, по которым мы должны были проводить испытания на своих машинах. Мы ждали этого момента. Следили за частотой тока в сети. Больше переживали – как поведет себя наша энергосистема.

Диспетчеры сообщили, что все нормально, мы отсоединились.

А около пяти часов услышали звуки даже не взрывов, а каких-то хлопков. Позже уже узнали, что это, на самом деле, начались боевые действия.

В семь утра выехал на работу. На заправках уже были очереди.

У нас на территории нет и не было боевых действий. Оперативный персонал работает в две смены. Графики работы мы не меняли, потому что нет проблем ни с доездом на станцию, ни с персоналом. Никто не покинул Украину. Вся оперативная служба – 30 человек – работают согласно утвержденному графику.

Когда начались бомбардировки и случились повреждения линий, руководство разработало дополнительные программы на случай повреждений, разработало инструкции, прошли тренировки и инструктажи. Теперь готовы и к работе в условиях боевых действий.

Но психологически, конечно, тяжело. Даже когда утром приходишь на работу – персонал, отработавший ночь, находится в удрученном состоянии. Все переживают. Уходят на работу, оставляют дома семьи, и никто не знает, где будут бомбить. Поэтому морально – да, тяжело.

И главный инженер, и я – дежурили по ночам для поддержания морального состояния работников. Главный инженер – вообще больше месяца круглосуточно был на работе. Так мы переживали эти дни.

Что вдохновляет? Наша работа – интересная и нужная. Ехать мы никуда не собираемся. Поэтому ждем победы и процветания нашей страны.

«Мы – на стороне света»

Василий, работник диспетчерской службы ГАЭС

В тот день, когда началась война, я как всегда поехал на работу. Одним из первых прибыл на рабочее место. Морально было тяжело. Но моя семья наотрез отказалась эвакуироваться, хотя мы – в 15 км от границы с западом, и можно было бы уехать.

Объявление военного положения у нас как раз совпало с раздельной работой энергосистемы, когда мы отделились от России и Беларуси. Оно наложилось во времени.

Мы готовились, знали, что это непросто. Видели, что происходило в государстве накануне. И я уже настраивался, что скорее всего мы не отсоединимся и вернемся назад.

Мы перешли на 24-часовую рабочую смену. Но это длилось месяц и было связано с комендантским временем – мы не могли пересмениваться. Сейчас комендантское время сократилось и мы вернулись к 12-часовому рабочему дню.

Самое сложное, что было и есть в работе, и морально – неопределенность.

Относительно отсоединения энергосистемы тоже переживали. Но делали все, чтобы наше оборудование было готово в любой момент поддержать энергосистему, потому что это наше основное предназначение – аварийный резерв быстрого восстановления частоты и мощности в энергосистеме.

После объединения с европейской энергосистемой в этом плане стало легче. Уже увереннее себя чувствуем.

Но продолжаем выполнять свою работу, остаемся на местах. Это наше предназначение – снабжать людей электроэнергией. Мы хоть и в тылу, но это наш вклад в общую работу.

И, конечно, стараемся поддерживать ребят на передовой. И материально, и оставаясь на связи. Наши ребята со станции также ушли и в ВСУ, и в терроборону, и волонтерят.

Мы – на стороне света. Украина обязательно победит.

Читайте также: ОНИ УНИЧТОЖАЮТ – МЫ РЕМОНТИРУЕМ: КАК РАБОТНИКИ ОБЛГАЗОВ ДЕРЖАТ ФРОНТ

«Война или не война – на нас энергобезопасность страны»

Вячеслав, специалист по обслуживанию механического оборудования ГАЭС

Известие о войне и бомбардировках застали мою семью во время отпуска в Египте, о котором мы мечтали.

Ужасно переживали, первые два дня был шок, никаких развлечений. Труднее всего было понимать, что небо закрыли, а я – неизвестно где, и нет возможности вернуться.

Но ради детей решили все-таки завершить отпуск и ходить на пляж. Сначала детям ничего не говорили. Хотя самим было очень тревожно. Но мы в отеле были такие не одни.

Обратно должны были вылетать 28 февраля. Но пришлось искать другие варианты, потому что из Египта билетов на Варшаву мы просто не видели и не могли купить. Помогли знакомые через друзей поляки с немцами – приобрели билеты на всю семью. 4 марта полетели на Берлин, затем автобусом в Варшаву.

Жена с дочерьми осталась в Варшаве, с моими друзьями. А мне удалось вернуться в Киев только 7 марта, вместе с волонтером из Британии, который вез гуманитарную помощь. Я еще помог ее развезти.

Хоть и с происшествиями, но я вернулся на работу. Потому что весенний период – это когда агрегаты выводятся в плановые текущие ремонты и надо выполнять свои обязанности.

Военное положение – это когда основное оборудование в текущий ремонт не выпускается, потому что нужно иметь запас генерирующей мощности на случаи, подобные тем, когда оккупанты захватывали ЗАЭС, ЧАЭС и т.д. Пришлось сменить график обслуживания. Это не критично, но все же перемены.

Конечно, станции под охраной. Изменился контрольно-пропускной режим, приняты меры, чтобы сохранить энергообъект в целом, оборудование и людей.

А психологически для меня лично воздушные тревоги в месте боевых действий воспринимаются иначе, чем когда ты далеко от них. Привыкаешь. В Киеве ревут сирены, но там есть мощный щит противовоздушной обороны и наших вооруженных сил. Читаешь новости, видишь, что происходило в Киевской области, видишь этот поток расстрелянных машин и эвакуированных... И когда возвращаешься на работу – конечно, есть стресс. Но организм пытается перестроиться на более мирную жизнь, потому что здесь этого всего нет.

Но война или ли не война – у нас есть энергобезопасность страны. Поэтому работа должна выполняться. Необходимо поддерживать оборудование в безаварийном состоянии.

Тэги: Укргидроэнерго, ГЭС, ГАЭС

Читайте также

Газпром прекратил экспорт в Италию и приостановил транзит через Австрию
Норвежский газ стал поставляться в Польшу по газопроводу Baltic Pipe
В ООН заявили о наибольшем выбросе метана после аварий на Северных потоках