Ольга Белькова: Украинская ГТС – это решение многих европейских проблем

Есть ли на европейском рынке газа место для Украины, какую позицию в этой сфере занимает наша ГТС, почему европейцам лучше работать с ней, чем с другими газотранспортными системами – Kosatka.Media поговорила с директором по вопросам взаимодействия с государственными органами и международными организациями ОГТСУ Ольгой Бельковой.

- В одном из своих интервью Вы говорили, что чувствуете эффективность своей работы в парламенте. Что сейчас изменилось, какие соображения мотивировали Вас оставить депутатское кресло ради должности в государственной компании?

- Мне кажется, я так хорошо все всем объяснила. На самом деле, я до сих пор не могу подобрать правильные слова для того, чтобы описать свой восторг от того, в какую важную компанию я пришла.

У человека есть много измерений профессиональной реализации. Даже, если он долго пробыл на посту политика национального уровня, сделал много полезного и очень этим гордится. За 8 лет, что я проработала в Верховной Раде, я соскучилась по работе hands-on, более приближенной к реальным проблемам. Когда во время моей предыдущей каденции была проведена газовая реформа, у меня было понимание, что на уровне закона мы задали правильный тон. Но есть еще подзаконные акты, есть регуляторные решения. Есть поведение самих участников рынка, которые могут злоупотреблять, или, наоборот, регулировать свою деятельность в сторону справедливости. Все это происходит уже за пределами Рады. Мне искренне хотелось понять, работают ли написанные мною в ВРУ законы в реальных условиях именно так, как было задумано. И уже после нескольких недель работы я вижу, что это не во всем так.

Закон – это, прежде всего, философский подход к тому, каким образом такой важный ресурс как газ будет продаваться, насколько он будет доступен внутри страны или за ее пределами. Это фундаментальное изменение и одна из крупнейших реформ в Украине. И мне было очень важно  посмотреть на каждом этапе – насколько наши законодательные предположения работают в реальности. Из Рады этого не видно, кто бы там что не говорил. Поэтому я  давно рассматривала возможность или дипломатической работы, или работы в исполнительной власти.

Ольга Белькова пришла в ОГТСУ из ВР, чтобы убедиться, что философия газовых законов работает на практике

- Почему же Вы выбрали именно «Оператора ГТС»? Вы могли выбрать любую крупную государственную или частную компанию в Украине или даже за рубежом.

- ОГТСУ, без преувеличения, является одним из самых важных предприятий Украины. И по размерам, и, самое главное, по стратегическому положению. В течение моей предыдущей каденции в ВРУ я активно участвовала в работе по отстаиванию именно украинских транзитных интересов. И понимаю, насколько Украина является зависимой от правильного функционирования ГТС. Во всех измерениях – экономическом, сфере безопасности, геополитическом. И больший вызов, чем быть топ-менеджером в такой компании, представить трудно. Политикам обязательно надо, время от времени, брать такой​​академический отпуск в реальные условия экономики, идти работать на крупные, знаковые предприятия. Когда у человека появляется комбинация законодательных наработок и знания реального сектора, это очень полезно.

В то же время я с уважением отношусь к тем политикам, которые всю свою жизнь посвящают политическому процессу. Они для меня являются определенной ролевой моделью, но мир большой, моделей поведения для политиков  много.

- Трудно было начинать на новом месте после восьми лет работы в парламенте?

- У меня, в какой-то степени, привилегированное положение. Во-первых, я хорошо знаю общую проблематику нефтегазового сектора, во-вторых, я знаю многих людей в этой области. И третье – я знаю возможные пути решения существующих проблем, потому что последние годы много изучала опыт других стран, как на западе, так и на востоке, с тем, чтобы понять, как Украине и стратегическим украинским компаниям избежать определенных ошибок.

Но, безусловно, сам формат работы является иным, нежели в парламенте. И мне приходится каждое утро себе напоминать, что я не политик, что сейчас у меня другая цель – помочь компании зафиксировать свое место на украинском рынке газа, прогарантировать обществу ту миссию, которую компания выполняет как естественная монополия. Рынок ожидает, что мощный и независимый Оператор ГТС будет создавать основы правильного функционирования всего сектора. Кроме того, важно найти новые пути усиления нашей позиции, не только Оператора, но и всей Украины, как на рынке газа в Европе, так в других новых региональных рынках, которые сегодня создаются. И обеспечить Украине доходность с этого актива. Он должен приносить в бюджет соответствующие доходы, как в виде налогов, так и в виде дивидендов от этой собственности.

Читайте также: Как установить газовый счетчик: ответы на главные вопросы

И я очень благодарна команде топ-менеджеров, которая дает мне возможность постепенно занять эту свою нишу. Она такая, я бы сказала, сервисная, вспомогательная, ибо основа этой компании – это все же технические сотрудники. Но в действиях каждого из них есть другое измерение - регуляторное, международное, политическое даже. И я с радостью для себя вижу, что я могу дополнить эту команду чем-то новым и полезным. Безусловно – это знание наших международных партнеров, умение вести с ними диалог на одном языке. И здесь не об английском идет речь, а о языке международного общения, макроэкономическом и дипломатическом.

Также я хорошо знаю, как функционирует украинская политическая бюрократически-исполнительная машина, и у меня есть определенное доверие от людей, которые там работают. Мы уже провели ряд бесед с представителями как международных, так и украинских органов власти, информировали их о нашем прогрессе.

Я думаю, что никто сегодня не отрицает командную способность обслуживать ГТС, на техническом уровне сформирована очень профессиональная, хорошая команда . Мы в процессе переосмысления реформы рынка газа: каким образом оператор должен занять там свое правильное место, с тем, чтобы игроки не злоупотребляли своим положением, чтобы не была подвергнута сомнению финансовая стабильность оператора, чтобы мы имели перспективы развития ГТС несмотря на изменение отношений с Россией, как основным заказчиком транспортных услуг. И есть огромные перспективы развития новых направлений, например, европейской водородной стратегии, в которой уже сегодня Украину называют одним из возможных партнеров.

- Вы рассказали, что уже общались с международными партнерами. А как сегодня воспринимают украинские государственные компании в высоких европейских кабинетах? Мы для них партнеры или все же бедные родственники?

- Как я уже сказала, я сегодня не политик, но мне приятно отметить, что за последние 5-6 лет нам удалось, на мой взгляд, с командой Нафтогаза, с командой ОГТСУ, ранее работавшей там, выстроить правильное понимание европейских партнеров в вопросе транзита. Мы доказали, что Украина предлагает наиболее эффективный, наиболее стабильный маршрут транспортировки. Что украинцы являются конструктивными партнерами, с нами можно иметь дело.

Сегодня менеджмент компании работает над усилением этого имиджа во взаимоотношениях с Польшей, Румынией, Венгрией. Со Словакией мы сейчас проходим сложный период, но в этих тяжелых двусторонних переговорах есть одна главная цель – занять для украинской ГТС взаимовыгодное место на европейском рынке газа. Оно там объективно для нас есть.

Нам доверяют, украинские газохранилища сегодня занимают новую нишу. Это означает, что ГТС будет работать, а государство будет получать доход на владение собственными активами. Кроме того, это вопрос безопасности. Наличие такого стратегического ресурса на нашей территории является огромным геополитическим рычагом для Украины. Это защищает нас от пренебрежения нашими интересами, придает силы в переговорах.


Украинская ГТС – самая надежная и выгодная для Евросоюза газотранспортная система, уверена  Белькова.

Я вижу лично свою работу как раз в подъеме нашего имиджа, чтобы с нами не говорили как с каким-то проблемным моментом. Наоборот, мы являемся решением для многих европейских проблем.

Вот, если посмотреть на газопроводы, которые строятся в обход Украины, Северный поток-2 и Турецкий поток – они технологически гораздо слабее, чем украинская ГТС, где некоторые линии имеют три, а то и четыре параллельные трубы. И это гарантирует, что если произошла какая-то неприятная ситуация на одной, то есть дополнительные варианты, которые обезопасят поставщиков от прерывания. То есть, наша ОГТСУ – это мощная компания, которая гарантирует стабильность газоснабжения не только для населения Украины, но и для всей Европы. И гордиться ею мы можем не меньше, чем Швейцария своими известными часами.

- Давайте вернемся к нашим взаимоотношениям с соседями. Как вы планируете решить проблему со словацким оператором? И не возникнет ли у нас проблем с другими странами по тому же поводу?

- К сожалению, есть определенная асимметрия прав и обязанностей, когда члены Евросоюза могут формально не выполнять свои же правила в отношении стран, не являющихся членами европейского сообщества. Нашей задачей мы видим разъяснение словацким партнерам экономической целесообразности для обеих сторон. Чем больше трейдинга есть на границе, тем больше работы есть у операторов ГТС двух стран.

Читайте также: Переход на учет газа в энергетических единицах: как это будет

К сожалению, наши предложения не были приняты, насколько нам известно на сегодня, но я не теряю надежды, что мы договоримся. Потому что это – вопрос национальной безопасности. Мы готовимся к отопительному сезону, и это одна из основных нитей, которая обеспечивает Украину газом. Мы не можем рисковать таким важным объектом. И все упреки в том, что ремонт того же газопровода от ГИС Будинце не нужно сейчас проводить, это неправильно. Если главный инженер и его группа специалистов, которые обеспечили многолетнюю безопасную эксплуатацию украинской ГТС считают, что нужен ремонт, то извините, мы благодарим за консультацию, но будем действовать согласно действующему украинскому законодательству и техническим регламентам. Но, готовясь к этому ремонту, мы также столкнулись с еще одной проблемой – наводнения на западе Украины. Часть этого маршрута оказалась недоступной. Поэтому мы посвятили некоторое время анализу ситуации и диагностированию инфраструктуры, а когда собрали полные данные – нашли возможность оптимизации срока проведения этого ремонта.

- А договориться о перебронировании не удалось?

- Пока еще нет. Но нас поддерживают и наши исполнительные органы, и регулятор. Насколько мне известно, украинские дипломаты к этому сейчас также подключаются. Ежедневно мы информируем о том, что происходит на нашей стороне, и Еврокомиссию, и наших коллег в Европе.

- На Ваш взгляд, почему Словакия так себя ведет?

- Я, как профессионал, считаю, что нам никто ничего не должен. И мы, как страна, компания, команда должны завоевать все себе сами. Доказать нашим коллегам в Словакии, что стратегическое взаимопонимание и новые европейские правила, описанные в кодексах, действуют и в их пользу. Все остальное является домыслами. И мне бы хотелось сосредоточиться именно на этом.

- Что, на Ваш взгляд, ждет российские обходные газопроводы в будущем и какого направления планирует придерживаться ОГТСУ в этом вопросе? Есть ли у Вас уже какая-то «дорожная карта»?

- Все газопроводы, которые сегодня поставляют российский газ в Европу в обход существующего сверхмощного «Украинского потока», по моему глубокому убеждению, не отвечают интересам всей Европы, как Европейского Союза. Возможно, есть существенные экономические преимущества у одной или двух стран. Но Европа сама во всех своих стратегических документах отмечала, что нужна диверсификация источников, а не маршрутов.

Сегодня весь мир понимает, что природный газ является переходным топливом на определенный период. Со временем его потребления будет постепенно уменьшаться. И поэтому новые инфраструктурные проекты, которые ведут от того же источника природного газа, являются не экономическими, а политическими. И для нас очень важно, чтобы все европейские газовые контракты были без политических приложений.

- А это возможно?

- В рамках европейского законодательства, если оно будет функционировать так, как было задумано, как раз это и возможно. Россия не имеет прямых специальных соглашений с большинством стран. Газ торгуется на биржах, газ торгуется мобильно. Очень важно сохранить это.

Безусловно, что Северный и Турецкий потоки представляют угрозу нашим интересам. И мы будем доказывать, что наша инфраструктура функционирует, она надежна, она очень долго эксплуатируется без перебоев. Уже все убедились, что ничего мы не забираем ни у Европы, ни у России. Мы только создаем добавленную стоимость. И поэтому мы будем бороться за свое место под газовым солнцем в Европе.

Читайте также: Украинская газодобыча: низкий старт или начало пике?

- Планируется вести прямые переговоры с Данией и Германией по поводу строительства Северного потока-2?

- Сейчас основная политическая и стратегическая игра ведется между крупнейшими странами Европы и США. Мне приятно отметить, что наши трансатлантические коллеги ценят украинского оператора ГТС. Мы планируем усилить наш диалог с ними, донести все детали ситуации, чтобы они понимали, что мы защищаем не только собственные интересы, а и безопасность всей Европы.

- Ольга, в направление, которое Вы возглавляете, входит и работа с государственными органами. Расскажите подробнее, какая ситуация в этом вопросе сейчас, что удалось сделать компании за полгода работы и какие шаги запланированы на будущее?

- Сейчас перед Оператором стоит несколько вызовов национального масштаба. Во-первых – это проблема небалансов и неплатежей. Игроки рынка используют регуляторный пробел для того, чтобы воспользоваться определенными привилегиями по отношению к оператору. Мы работаем с регуляторными органами для того, чтобы исключить эти перекосы.

Стратегически важно сегодня сотрудничество с органами государственной власти и Верховной Радой.

Комитет по вопросам экономического развития поддержал законопроект № 3176. Его принятие позволит оператору закупать газ для своих нужд не только на Prozorro, но и на бирже. Это станет еще одним важным шагом на пути к полноценному рынку.

Недавно был зарегистрирован проект, направленный на решение проблематики неплатежей облгазов и некоторых проблемных моментов рынка газа в связи с отменой ПСО. Здесь мы также надеемся на диалог с политиками, на их понимание, что если есть какие-то проблемные моменты в законодательстве, которые приводят к убыткам оператора, то это не только проблема оператора, это проблема всего государства. Как бывший политик, я могу сказать, что из всех возможных проблем энергетики эта сегодня является наиболее важной. Если решить все проблемы с рынком газа, то очень много других проблем отпадет.

Читайте также: Рынок газа для населения: можно ли перейти к новому поставщику, не заплатив старому

Тэги: газ, контракты, Северный поток - 2, законодательство, НКРЭКУ, транзит газа, Турецкий поток, Рынок газа, Верховная Рада, переговоры, ОГТСУ

Читайте также

Как поменять поставщика газа и где его найти
Личный опыт: Как поменять поставщика газа
Откуда берется цена на газ: как было и что изменилось