Почему ЕС не вводит эмбарго на нефть: аналитики рассказали о болевых точках России

Введение эмбарго на российскую нефть в Европе происходит не так быстро, как хочет Украина. Обсуждаемый сейчас шестой пакет санкций предусматривает поэтапный отказ в течение 6 месяцев. Его согласование упирается в Венгрию, правительство которой занимает откровенно прокремлевскую позицию.

Иизменилась ли позиция ЕС по отношению к российской нефти? Можно ли ввести хотя бы частные ограничения? Где Европе искать замену и приведет ли эмбарго к экономическому краху Кремля? Kosatka.Media рассказывает, что по этому поводу сказали ведущие энергетические и экономические эксперты в ходе дискуссии, организованной Energy Club.

Какой будет цена эмбарго для ЕС и страны-агрессора

Геннадий Рябцев – энергетический эксперт, директор специальных программ НТЦ «Психея»

Никто не отказывается от нефтяного эмбарго. Европейские государства нуждаются в дополнительных консультациях, связанных со сроками и льготами, которые получат государства, что существенно зависят от российской нефти и не могут быстро и без потерь ее заместить.

Ежегодно Европа получает 100 млн тонн нефти и около 70 млн тонн российских нефтепродуктов. Быстро найти это на мировом рынке сложно.

Если говорить о зависимости европейских государств, то несколько из них (Литва, Финляндия) зависят более чем на 80%. А Словакия не может позволить себе отказаться от трубопроводных поставок, потому что других источников просто не существует.

Другие зависимые государства – Польша и Венгрия. Они зависят примерно на 60%. Но эта зависимость разная. Если Польша еще до начала войны заключила достаточно большой контракт на поставку саудовской нефти морем, то Венгрия может получать преимущественно по трубопроводу «Дружба». Чтобы диверсифицировать, ей нужно договариваться о морских поставках (Хорватия, Греция), резервировать мощности в морских портах и ​​трубопроводах.

Поэтому сейчас идут консультации относительно того, как можно уменьшить зависимость и компенсировать этим государствам убытки, которые они понесут в результате полного нефтяного эмбарго.

Также есть члены ЕС, которые существенно зависят от доходов, получаемых от транспортировки российской нефти морем. Танкеры под флагами Греции транспортируют не менее 60% российской нефти, идущей морским путем в разные государства. Поэтому настолько тяжело идет процесс отказа от 100 млн. тонн нефти и 70 млн. тонн нефтепродуктов.

Но нельзя говорить, что Европа уже отказалась от подписания 6-го пакета санкций. Просто в Европе требуется больше времени на консультации.

Нельзя сказать, что введение санкций значительно ухудшит состояние экономики РФ. Да, это будет достаточно болезненным влиянием на ВВП и добывающий сектор РФ. Из российских источников известно, что РФ, по меньшей мере, потеряет 17% добычи нефти в 2022 году.

Полное нефтяное эмбарго может привести к потерям в бюджете РФ $75-80 млрд/год. В случае частичного эмбарго, которое, скорее всего, будет объявлено с отсрочкой исполнения на 9-24 месяца (для разных государств) – $50-70 млрд/год.

Но все будет зависеть от окончательного решения, которое примет Совет ЕС в ближайшие 2 недели.

Произошло ли сейчас изменение позиции ЕС по нефтяному эмбарго? Совместной позиции, представления о том, как должно происходить эмбарго в ЕС не было. Именно для ее формирования ведутся в течение последнего месяца консультации. Она пока не сформирована. Она должна быть на основе консенсуса, и мы должны уважать это решение. Государства отстаивают собственные интересы, мы должны их уважать. Точно так же мы будем их отстаивать, когда будем в ЕС.

Читайте также: Когда Европа откажется от газа из России: главные сценарии эмбарго

Болевые точки России, по которым ударит эмбарго

Алексей Кущ – экономист, финансовый аналитик

Реакция Европы – реакция, основанная на ценностях, общих для европейских стран. Будь мы соседями условного Китая или Турции, то никакого эмбарго кроме слов сострадания мы бы не увидели. Европейцы имеют много противоречивых позиций, но это сообщество, основанное на ценностях.

Полного энергетического эмбарго не может быть априори. Здесь можно рассмотреть историю энергетических санкций против Ирана. Изолировать Иран было гораздо легче, чем РФ, потому что его роль в обеспечении ресурсами западных стран была гораздо меньше. Но и по отношению к Ирану полного эмбарго нет. Иран продолжает продавать свою нефть в Турции, обменивая ее на золото, обходя энергетическое эмбарго, отключение от системы SWIFT.

Какую цель должно преследовать эмбарго по отношению к РФ?

  • Расширение дисконта. Иран продает свою нефть на мировом рынке со скидкой в ​​40-50%. Это происходит потому, что покупку иранской нефти сопровождают санкции, неудобные транзакции, необходимость обмена на золото. Турция этим пользуется и ее НПЗ частично работают на иранской нефти.

Ключевая цель энергетического эмбарго – увеличение дисконта на российскую нефть. Сразу дисконт на нее составляет 10-15%. Требуется – 40-50%. Тогда РФ будет терять экспортную выручку, даже если у нее будут открыты рынки сбыта.

  • Нужно облагать налогом российскую нефть на европейском рынке. Так предлагает Украина. Эти налоги можно накапливать и направлять на восстановление Украины. Также есть идея накапливать (замораживать) деньги от нефти на эскроу-счетах, чтобы они не уходили России.

  • Россию следует лишить возможности ценового арбитража. РФ активно использовала ценовой арбитраж, продавая энергоресурсы в Европе и Азии. На спекуляциях на этих рынках она зарабатывала большие доходы. К примеру, она создавала дефицит на одном рынке, продавая свой ресурс на другом. Частичное закрытие европейского рынка лишает Россию арбитража.

Сейчас Россия пробует продавать нефть в Индии, Китае. Мы понимаем, что физически доставить российскую нефть в Индию достаточно сложно. Ранее подобные поставки происходили по схеме замещения. К примеру, арабские страны физически поставляли свою нефть в Индию, хотя на бумагах продали ее в Европу. А российская нефть, физически уходящая в Европу, засчитывалась, как поставленная ​​от арабских стран. Сейчас санкционная модель делает невозможным эту схему замещения и взаимозачетов. России физически придется везти свою нефть на танкерах в Индию, а сделать это будет довольно тяжело, учитывая санкции против российского танкерного флота.

  • Снижение добычи российских энергоресурсов. В ближайшее время ожидается падение на 15%. Для нас важно падение на 40-50%. После этих отметок в российском ТЭК будут происходить необратимые изменения, связанные с тем, что не будет хватать внутренних ресурсов для развития (особо сложных месторождений газа на Севере, арктическом шельфе). Поэтому требуется также запрет на продажу РФ оборудования и технологий.

Сейчас мы балансируем между рациональным и нравственным аспектом. Нравственный – Европа за 2 месяца войны в Украине заплатила РФ за нефть примерно $20 млрд. Но есть рациональный аспект – если сейчас требовать эмбарго, мы можем спровоцировать экономический кризис в ЕС. Если в Европе начнется рецессия, связанная с энергетическим кризисом, возможности ЕС помогать Украине будут значительно сокращены. Вдобавок – изменится политический спектр. Мы видим, что во Франции набирает 40% поклонница Путина Ле Пен. Такие политики есть в Италии и других странах. А нужно, чтобs их популярность не росла, а падала до 10-15%. Поэтому давить на Европу следует очень осторожно.

Также важно решение «иранского досье». Только Иран может заменить российскую нефть в Европе. Этот вопрос следует решать среди них с участием Европы.

Ситуацию может изменить монетарная политика США, которую они уже начали. Нас ждет эра высоких процентных ставок США, эра дорогого доллара и относительно дешевого сырья. И этот взрывоподобный рост цен на нефть, природный газ, который мы сейчас наблюдаем, и связанный с нарушением логистических и технологических цепей и перенастройкой стран под новую санкционную модель – все это будет через некоторое время нивелировано путем изменения монетарной политики США. И рост спроса на нефть затормозится, и будет определенная коррекция цен.

И нам сейчас необходима геополитическая дальнозоркость. Если подходить к ситуации, которую сейчас наблюдаем, с короткой дистанции, то происходит как парадоксальное явление: чем больше санкций вводится – тем больше цены на нефть и природный газ и тем больше сверхприбылей для РФ. Но без этого отрезка пути не сможем добиться конечной цели – полного вытеснения России с европейского рынка нефти и природного газа. И это может быть достигнуто только последовательной, поэтапной санкционной политикой.

И на первом этапе действительно будет наблюдаться парадокс – рост сверхприбылей России. Но постепенно Россия будет вытесняться с европейского рынка. И постепенно она будет терять не только сверхприбыли, но и текущие доходы. А дальше она будет находиться «ниже ватерлинии» – когда полученных средств не будет хватать для поддержания внутреннего развития. Это такая трехтактовая модель санкционной политики. Потому мы не должны впадать в пессимизм, глядя на текущую ситуацию.

Читайте также: САНКЦИИ ВВОДЯТСЯ, НО НЕФТЬ ДОРОЖАЕТ: ЭКОНОМИСТ ОБЪЯСНИЛ, ПОЧЕМУ РОССИЯ ВСЕ РАВНО ПРОИГРЫВАЕТ

Торги вокруг Венгрии: почему Орбан вводит всех в заблуждение

Владимир Омельченко, директор энергетических программ Центра Разумкова

Не все так и плохо в ЕС, как кажется на первый взгляд. Кроме Польши и стран Балтии, сформировавших четкий план отказа от российской нефти, меня порадовала Германия. Она сократила долю российской нефти в своем балансе с 35 до 12%. Остался потребителем российской нефти только завод на севере Германии, запрограммированный на российскую нефть. Да и там идет модернизация. До конца года этот вопрос будет решен.

Германия – самый крупный в Европе потребитель российской нефти. Важное заявление было от руководства ФРГ – независимо от эмбарго Германия будет придерживаться своего плана полного отказа от российской нефти.

Есть ли возможность диверсифицировать поставки в Венгрии и Словакии? В Венгрии есть НПЗ Duna. Он контролируется компанией MOL. В Словакии есть НПЗ в Братиславе, также контролируемый венгерской компанией MOL (словацкое правительство не влияет на этот завод и на компанию MOL).

На самом деле, есть возможность альтернативных поставок нефтепроводом на эти заводы. Еще в 2015 году было заявление компаний MOL и Transpetrol (словацкий нефтетранспортный оператор), что они завершили проект расширения нефтепроводной системы «Дружба-1» и «Адрия», и потому есть полная возможность получать нефть из хорватского порта через эти нефтепроводы. Таким образом, можно обеспечить полностью технологическую альтернативу для российской нефти для заводов НПЗ Duna и НПЗ Братислава.

Мощность завода в Венгрии – около 8 млн тонн/год, в Братиславе – 5,5 млн тонн. А мощность нефтепровода – 14 млн тонн. Поэтому, когда премьер Венгрии Виктор Орбан или глава МИД Венгрии Петер Сийярто говорят, что нет такой возможности, они вводят всех в заблуждение.

Читайте также: В ВЕНГРИИ НАЗВАЛИ ВОЗМОЖНУЮ ЦЕНУ СВОЕГО СОГЛАСИЯ НА НЕФТЯНОЕ ЭМБАРГО ДЛЯ РФ

Почему они вводят в заблуждение? Пожалуй, очень сладкие цены предоставляют российские компании венгерской компании MOL, возможно, используют офшорные схемы, прокладки, коррупционные схемы. И Россия не просто так дает такие цены для Венгрии. Эта цена состоит в том, что Орбан и венгерское правительство тормозят санкционную политику против России, нарушают единство в ЕС. Это та цена, которую готова платить Венгрия. Здесь речь не идет о европейских ценностях. Это вопрос денег, выгоды для руководства Венгрии и компании MOL. Я думаю, что у ЕС есть возможность повлиять на эту позицию. Ибо основная часть нефти в Венгрию и Словакию идет по нефтепроводу Дружба. Украина может также ввести санкции, чтобы нефть не поступала по этому коридору. Тогда у Венгрии не будет другого пути, как транспортировать нефть из Адрии.

В общем, я на ситуацию смотрю с оптимизмом. За последние 2-3 месяца произошел такой перелом в европейском сознании, каких не было в предыдущие 20-30 лет.

Да, существуют определенные сложности с единой позицией в ЕС. Но и мы не могли надеяться, что моментально, через неделю-две введут санкции. В ЕС происходят тектонические сдвиги. Абсолютное большинство стран подразумевает опасность российской агрессии. Это не коммерция, это оружие.

В Европу РФ поставляет около 2 млн баррелей в сутки, тогда как мировое потребление – 100 млн баррелей. 2% легко заместить. Это могут сделать страны ОПЕК, Северной Африки, Венесуэлы, Ирана.

Неплохая новость в том, что Китай постепенно скатывается если не в рецессию, то в сокращение ВВП. Это вторая экономика мира, самый крупный импортер энергоресурсов. Если так будет дальше, это сократит мировое потребление, то цены на нефть пойдут вниз, и меры по эмбарго будут легче.

Хрупкость экономики – один из страхов Европы

Сергей Сапегин, директор НТЦ «Психея»

Мы ожидаем, что санкции и эмбарго приведут к потерям в экономике страны-агрессора. Политики заявляют, что в результате нового пакета санкций РФ будет терять $1 млрд в день.

Агентство Bloomberg считает, что доходы РФ от нефти и газа в 2022 году составят $321 млрд, что на треть больше чем в 2021 году.

Сейчас мы видим, что только обсуждение эмбарго привело к тому, что нефть торгуется на максимальных уровнях – $115 за баррель сорта Brent. Это уровень примерно марта 2022, когда мы наблюдали мощный рост цен на нефть.

Мы понимаем, что российская нефть продается с дисконтом, но даже в этих условиях Россия получает больше денег, чем до этого. То есть, мы пока не достигаем действия эмбарго.

Другой момент – хрупкость современной экономики при нарушении цепочек снабжения. Есть исследования, как на экономике Венгрии отразилась пандемия. Исследовалась 91 тысяча фирм с их цепочками поставки, клиентами и покупателями. И от нарушения цепочек только у 32 компаний из почти 100 тысяч (0,035%) пострадало 23% национального производства. Обвал 75% национальной экономики может произойти при нарушении цепочек снабжения всего лишь 100 компаний.

То есть, влияние может быть очень сильным при нарушении работы очень малого количества компаний. А нефть и нефтепродукты – это инфраструктурный продукт. Я думаю, что одна из причин отсутствия единства в Европе – это то, что мы не до конца понимаем, каким может быть влияние прекращения снабжения  нефти из РФ на европейскую экономику.

Читайте также: «ГАЗОВЫЙ МОСТ БАЙДЕНА» И УДАР ПО ДОХОДАМ КРЕМЛЯ: ТОМАС В. О’ДОННЕЛЛ ОБ ЭМБАРГО НА РОССИЙСКИЙ ГАЗ

Тэги: нефть, Евросоюз, РФ, санкции, Украина, Европа

Читайте также

Верховная Рада поддержала законопроект о развитии электрозарядной инфраструктуры
Чернышов обговорил с послами G7 создание наблюдательного совета Нафтогаза
Украина, скорее всего, будет нуждаться в импорте газа в феврале-марте