Регулирование для Energy storage: Электровелосипед, который уже есть в четвертом энергопакете

Системы накопления и хранения энергии (energy storage) с каждым годом совершенствуются и дешевеют, что стимулирует стремительный рост спроса на них в мире. В Украине идея накопления и хранения энергии с ее последующим потреблением есть особенно актуальной. Объединенная энергетическая система (ОЭС) страны технологически устаревшая, и естественно, сталкивается с многочисленными проблемами, в том числе, при росте «зеленой» генерации, становится нестабильной, а следовательно, оказывает негативное влияние на энергетическую безопасность страны в целом.

ОЭС Украины проектировалась и наиболее активно строилась в 70-х годах прошлого века. Солнечная, ветровая и другие виды генерации на возобновляемых источниках энергии начали стремительно развиваться в Украине около 10 лет назад. При этом постоянно растет уровень электропотребления домохозяйствами. Таким образом, имеем энергосистему, в которой одновременно используются и устаревшие элементы, так и новейшие технологии. В результате - в Украине более ярко выражаются небалансы генерация/потребление и другие системные проблемы, чем в других странах, особенно в тех, где энергосистема децентрализована.

Одна из технологий, которая позволяет эту проблему, в какой-то степени, решить это - системы хранения энергии (energy storage). Эта технология постепенно догоняет по темпам роста даже «зеленую» генерацию. О перспективах ее развития в Украине рассказала эксклюзивно для Kosatka.Media Руководительница практики энергетики юридической фирмы Hillmont Partners Татьяна Миленькая.

-Татьяна, насколько тема energy storage актуальна для бизнеса в мире и в Украине?

Статистические данные, которые доступны на сайте Международного энергетического агентства, свидетельствуют о том, что бизнес заинтересован инвестировать в аккумулирующие мощности: совокупные инвестиции в energy storage мире достигли $4 миллиардов. Если сравнивать 2012 и 2018 годы, то произошел рост в 2-2,5 раза. Поэтому можно говорить о стремительном росте.

Именно в аккумулирующие батареи больше всего инвестирует Европейский Союз. Хотя, если брать общую статистику по 2018 году, видно, что больше всего инвестиций идет в развитие другой энергетической инфраструктуры (линий электропередач и т.п.), нe в energy storage. Активно развивают энергетическую инфраструктуру Китай, США, Индия.

Всем известный тренд на удешевление технологий, оборудования, используемого в возобновляемой энергетике. Зеркально происходит и удешевления технологий для energy storage. Это ускорит развитие, развитие этих проектов, а также их распространение.

Поэтому да, Украина отстала от внедрения законодательной базы и инвестирования в energy storage, но не столь критично, как можно предположить.

Важно отметить, что установка новых генерирующих мощностей (в основном, это касается и актуально для «зеленой» энергетики) требует инвестирования не только в генерацию как таковой, но и в сложные технологии и инфраструктуру, в том числе, в системы хранения энергии. Однако внедрение нормативно-правового регулирования по осуществлению деятельности по проектированию/строительству/эксплуатации/выводе из эксплуатации систем хранения энергии, не решит проблему изношенности сетей. Вопрос модернизации сетей является одним из наиболее критических вопросов в энергетическом секторе Украины, которое требует неотложного решения, ведь около 17% оборудования подстанций и почти 67% линий электропередач эксплуатируются более 40 лет (по данным НЭК «Укрэнерго», указанных в Плане развития системы передачи на 2020-2029 годы, который должен быть утвержден НКРЭКУ 13 марта).

Более того, этот вопрос является предметом обсуждения уже довольно длительное время и является чрезвычайно важным как для оператора системы передачи электроэнергии НЭК «Укрэнерго», так и для операторов систем распределения - облэнерго.

Генерирующие мощности ОЭС являются базовыми и такими, которые не предназначены для частых и быстрых изменений режимов работы, а та часть из них, которая может менять свои режимы работы (ТЭС), отработала свой ресурс. Соответственно, ОЭС имеет недостаточную гибкость, которая поддерживается в основном за счет ГЭС, ГАЭС и незначительного количества угольных блоков ТЭС мощностью 150-300 МВт. С учетом этого, а также принимая во внимание динамику развития «зеленой» генерации, внедрение energy storage более, чем актуально.

Общая динамика роста «зеленой» генерации в Украине хорошо видна на вот этих графиках (по данным НЭК «Укрэнерго»).

Структура установленной мощности электростанций ОЭС Украины:

 

Динамика ввода в эксплуатацию объектов «зеленой» генерации:

В дополнение к очевидной необходимости увеличить технологические мощности для балансировки ОЭС, energy storages могут потенциально решить проблему низкого качества электрической энергии (с технологической точки зрения). С развитием и распространением высокотехнологичного оборудования и техники потребитель объективно требует более качественной электроэнергии. Если говорить в масштабе страны, то вряд ли может идти речь о размещении в Украине центров высокотехнологичного производства при отсутствии бесперебойного снабжения электроэнергии высокого качества.

Таким образом, как видите, состояние сетей влияет не только на безопасность эксплуатации ОЭС, а на экономику страны в целом, а значит на каждого из нас. Системы energy storages эту проблему, конечно, не преодолеют, но смогут локально решать вопрос с балансировкой, и привлекут внимание большого круга стейкхолдеров к проблематике.

- Нужно ли в Европе получать лицензию, чтобы строить energy storage?

В Директиве ЕС об общих правилах для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года как минимум прописан принцип того, что не должно быть двойной регуляторной нагрузки. Если есть генерация, и предприятие, которое ею владеет, достраивает energy storage, то он не должен получать еще какое-то разрешение, лицензию и тому подобное. Думаю, что подобный механизм может работать и у нас.

Например, у Германии, как у страны, которая идет в авангарде разработки законодательства в этой сфере, сначала к владельцам energy storage применялось регулирование как к потребителям электроэнергии. Это привело к чрезмерной фискальной нагрузке. И сейчас в Германии нарабатывают соответствующие законодательные изменения. Нам стоит учесть опыт Германии и не допустить возникновения двойной фискальной нагрузки еще на этапе разработки регуляторной базы.

-Татьяна, Вы отметили, что Германия активно работает над созданием законодательной базы для energy storage. А какая страна в мире уже имеет наиболее релевантное законодательство в этой области энергетики?

Наиболее прогрессивное законодательство имеет не отдельная страна, а Европейский Союз. Сейчас речь идет о Четвертом энергопакете ЕС, который состоит из ряда документов, одним из самых интересных в смысле регулирования energy storage является Директива ЕС об общих правилах для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года, в которой определены терминология, принципы, применяемые к energy storage и тому подобное.

- А Украина как-то имплементирует эти документы в свое законодательство, или хотя бы в стратегические планы?

Отмечу, что Украина пока не взяла на себя обязательство имплементировать Четвертый энергопакет. Однако некоторые нормы, закрепленные Директивой ЕС об общих правилах для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года, нашли свою определенную реализацию в законопроектах, зарегистрированных в Верховной Раде. Это два законопроекта: № 2496 від 26.11.2019 и № 2582 від 12.12.2019.

Но давайте сначала посмотрим что сейчас есть в законодательстве Украины относительно energy storage. Статья 5 Закона Украины «О рынке электрической энергии» декларирует, что государственная политика в электроэнергетике направлена ​​на содействие производству электрической энергии из альтернативных источников энергии и развитие распределенной генерации и оборудования для аккумулирования энергии. А в статье 11 Закона Украины «Про альтернативные источники энергии» определено, что эксплуатация альтернативных источников энергии на объектах альтернативной энергетики осуществляется при условиях, в том числе, выполнение технологических требований по производству, аккумулированию, передачи, снабжении и потребления энергии. Любые другие упоминания об аккумулировании/накоплении / хранении электроэнергии в законодательстве отсутствуют. И, как таковое, регулирование деятельности по владению, строительству и эксплуатации систем хранения энергии в Украине фактически отсутствует. Дополнительно отмечу, что согласно Закону Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения конкурентных условий производства электрической энергии из альтернативных источников энергии» № 2712-VIII от 25 апреля 2019 года правительству было поручено до 22 ноября 2019 года разработать и подать в Верховную Раду законопроект о введении стимулирующих механизмов установки на электростанциях мощностей для аккумуляции электроэнергии, чего не было сделано. Или подготовит профильное министерство такой законопроект и внесет Кабмину на рассмотрение, и если да, то в какие сроки, остается открытым вопросом.

Несколько слов о «зеленой» генерации. Согласно решению Совета Министров Энергетического Сообщества D/2012/04/MC-EnC от 18 октября 2012 года Украина взяла на себя обязательства до 2020 года достичь уровня 11% энергии, производимой из возобновляемых источников энергии в общей структуре энергопотребления страны. Эта индикативная цель (11%) также закреплена в Национальном плане действий по возобновляемой энергетике на период до 2020 года.

Дополнительно отмечу, что в Украине утверждена и пока формально действующая Энергетическая стратегия до 2035 года, которая, в частности, предусматривает, постоянное расширение использования всех видов возобновляемой энергетики, которая, в свою очередь, должна стать одним из инструментов обеспечения энергетической безопасности государства (сейчас это, даже звучит иронически). В кратком- и среднесрочном горизонте (до 2025 года) упомянутый стратегический документ прогнозирует рост доли возобновляемой энергетики до уровня 12% от ОППЭ (общей первичной поставки энергии, рассчитывается как сумма производства (добычи), импорта, экспорта, международной бункеровки судов и изменения запасов энергоресурсов в стране) и не менее 25% - к 2035 году (включая все гидрогенерирующие мощности и термальную энергию). И все эти показатели, которые в стратегические документы заложены, никак не коррелируют с тем, что по данным НЭК «Укрэнерго» ОЭС Украины в том состоянии, в котором сейчас находится, может дополнительно принять генерирующих мощностей, только на 3 ГВт.

Лично я скептически отношусь к таким стратегиям, которые принимаются на десятилетия, вовремя не обновляются и в основном и не выполняются. Также не уверена, что они служат «путеводителем» для законодателей или регулятора.

В свою очередь, когда наши законодатели анализируют регулирования Европейского Союза, они, как мне видится, не всегда обращают внимание на преамбульную часть, которая есть не чисто формальной частью - вступлением, а содержит, как правило, основополагающие принципы и провозглашает цель регулирования, на которые , конечно, нужно обращать особое внимание. Примечательно, что в Директиве ЕС про общие правила для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года определена, в том числе, такая цель регулирования как уменьшение энергопотребления. Важно, что ее предлагается достичь не путем сокращения промышленного производства, а например, через введение инноваций, использование новейших технологий и энергосервисных услуг (механизмы ЭСКО) и др.

Анбандлинг, то есть отделения некоторых функций в вертикально-интегрированных компаниях, определенным образом состоялся и в секторе электроэнергетики и в газовом секторе, улучшил имеющиеся предпосылки для возникновения реальной конкуренции на различных рынках. Но в тех законопроектах по energy storage, что сейчас зарегистрированы в Верховной Раде, принцип анбандлинга не реализован в той мере, в какой он заложен в Директиве ЕС об общих правилах для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года. В частности, хочу обратить особое внимание на необходимость установления ограничений для оператора системы передачи и операторов систем распределения по владению, строительству и эксплуатации систем хранения энергии (с четко определенными исключениями).

Вообще, согласно упомянутой Директиве, оказание услуг по хранению энергии в energy storage должно базироваться на рыночных принципах в условиях существующей конкуренции. Не должно быть любого перекрестного субсидирования между energy storage и функциями распределения или передачи электроэнергии. Такие ограничения введены в европейское законодательство, чтобы не допустить искажения конкуренции, уменьшить риск дискриминационного отношения к различным участникам рынка, обеспечить равный доступ к услугам energy storage всем участникам рынка, и сделать возможным как можно более эффективное использование систем хранения энергии вне системами распределения и системой передачи электроэнергии.

По текущим законопроектам, то один из них № 2496 от 26.11.2019 авторства народного депутата Максима Ефимова был ему возвращен на доработку, таким образом, единственным законопроектом на рассмотрении в Верховной Раде остался законопроект № 2582 от 12.12.2019, поданный народным депутатом Юрием Камельчуком . Но и этот законопроект нуждается в существенной доработке.

- В чем заключается эта доработка?

В законопроекте должны быть отражены основные принципы регулирования ЕС: технологическая нейтральность, принцип анбандлинга (отделения функций; в нашем случае - это обособление функций оператора систем хранения энергии от функций оператора системы распределения и функций оператора системы передачи), возможность недискриминационного подключения операторов-владельцев energy storage, необременительное регуляторно-фискальная нагрузка, не говоря уже о терминологии и дефинициях, которые должны согласовываться с теми, что содержатся в упомянутой Директиве.

Я имею опыт работы в Секретариате Энергетического Сообщества и могу с уверенностью утверждать, что вопрос анбандлинга (отделения функций) важно, так же как и создание рыночных условий и предотвращения искажения конкуренции. Закрепленная в текущей версии законопроекта обязанность оператора системы накопления энергии быть участником балансирующего рынка и рынка вспомогательных услуг ( «... оператор системы накопления энергии обязан участвовать в балансирующем рынке ..., а также участвовать в рынке вспомогательных услуг и предоставлять дополнительные услуги ... ») противоречит рыночным принципам, на которых базируется европейское энергетическое законодательство, и должна быть заменена именно на право участвовать в указанных рынках.

В законе должны быть четко очерчены случаи, когда оператор системы распределения и оператор системы передачи может осуществлять деятельность по проектированию/строительству/эксплуатации систем хранения энергии. И конечно же, такие ограничения не должны выражаться в величинах мощности систем накопления, как это предлагается сейчас. Зато, я бы предложилаучесть положения статей 36 «Владения хранилищами энергии операторами системы распределения» и 54 «Владение хранилищами энергии операторами системы передачи» Директивы ЕС про общие правила для внутреннего рынка электроэнергии 2019/944 от 5 июня 2019 года при доработке законопроекта.

Это, пожалуй, самое основное, однако, конечно, не единственное что нужно отработать в законопроекте.

К тому же, сам по себе, законопроект еще требует выводов энергетического регулятора (НКРЭКУ) в части возможности имплементации предлагаемых норм на рынке электрической энергии, должны быть подготовлены финансово-экономические расчеты и обоснование влияния на показатели государственного бюджета. Главное научно-экспертное управление аппарата Верховной Рады подготовило подробные замечания к законопроекту №2582 от 12.12.2019, которым тоже стоит прислушаться.

Стоит обратить внимание и на опыт Германии на этапе нормопроектирования чтобы избежать ситуации, когда в силу применяемого законодательства операторы систем накопления будут платить двойной тариф: при потреблении энергии/ее накоплении, а затем при выдаче ее снова в сеть. В связи с этим, некоторые изменения, по идее, должны быть также внесены и в некоторые подзаконные нормативно-правовые акты: Кодекс системы передачи и Правила рынка.

- Экс-председатель НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук неоднократно предупреждал, что уже весной украинская энергосистема испытает значительные трудности из-за резкого роста объемов «зеленой» энергии. Успеем до тех пор разобраться с правовой стороной вопроса?

Да, у нас ситуация не очень оптимистична: острый дефицит маневровых мощностей, который в перспективе до 2030 года нарастает в условиях снижения доли базовой нагрузки и быстрого строительства мощностей «зеленой» генерации без соответствующего внедрения мероприятий по поддержке их интеграции в ОЭС. И это важный вопрос, требующий решения.

Несмотря на недостающую законодательную базу, интерес к строительству и эксплуатации систем накопления в Украине, безусловно, есть, и речь идет не только о зарубежных инвесторах, но и украинских.

Возвращаясь к вопросу «успеем», меня беспокоит тезис и.о. председателя правления НЭК «Укрэнерго» Владимира Кудрицького, которую он озвучил во время форума «Балансировка энергосистемы и системы накопления энергии», организованного EnergyClub. Он отметил, что позиция «Укрэнерго» такова, что «надо бежать сразу тремя путями» - как можно быстрее запускать рынок вспомогательных услуг, который даст ценовые рыночные сигналы для инвесторов, разрабатывать систему поддержки частных инвесторов и оставить возможность для операторов системы передачи и систем распределения инвестировать в такие объекты тоже. А когда появятся частные инвесторы - реализовать эти объекты на аукционе.

Я понимаю, что эта позиция является реакцией на критическую ситуацию в объединенной энергосистеме, на необходимость осуществления эффективного балансирования и с пониманием того, что в последующие 2-3 года объем «зеленой» генерации может существенно увеличиться. По новейшему прогнозу специалистов НЭК «Укрэнерго» - это 7,4 ГВт уже в 2020 году. И это сделает проблему еще более критической. Вот интересные данные - прогноз роста «зеленой» генерации в Украине до 2030 года:

По целевому сценарию развития генерирующих мощностей, разработанным НЭК «Укрэнерго» предусматривается сохранение в работе значительной части тепловой генерации, строительство новой высокоманевренной генерации с быстрым запуском, активное внедрению ЕАЕС (электроаккумулирующих лектрических станций). Подключение систем аккумулирования электрической энергии, ЕАЕС и СРПЧ (систем регулирования и поддержания частоты), позволит решить проблемы с балансировкой в энергосистеме, обеспечивая дополнительную гибкость ОЭС Украины.

По моему мнению, было бы правильно сразу заложить регуляторную базу, которая бы по меньшей мере не противоречила основным принципам Четвертого энергопакета ЕС. Нужно принимать основательный закон, и дать возможность заработать рыночным механизмам. Если мы на уровне закона сразу определим право оператора системы передачи (то есть НЭК «Укрэнерго») владеть/эксплуатировать energy storage, это может означать несоответствие европейскому законодательству и быть основанием для искажения конкуренции на рынке, а также иметь другие негативные последствия. Основополагающий принцип европейского энергетического законодательства заключается в том, что все энергетические рынки должны работать по рыночным механизмам. И специальное регулирование должно «включаться» только в случае market failure, то есть когда рыночные механизмы не сработали.

Конечно же при разработке закона нужно учитывать данные, изложенные в проекте Отчета по оценке соответствия (достаточности) генерирующих мощностей за 2019 год, который, в отличие от отчета по 2018 таки должен быть утвержден НКРЭКУ, как ожидается, уже на заседании 13 марта, вместе с еще одним важным документом - Планом развития системы передачи на 2020-2029 годы. По проекту Отчета для обеспечения выполнения требований соответствия (достаточности) генерирующих мощностей оператор системы передачи видит потребность в ускоренном внедрении систем аккумулирования электроэнергии для поддержания и восстановления частоты общей мощностью от 0,2 до 2 ГВт в 2021 году с техническими характеристиками, соответствующими требованиям Кодекса системы передачи в резерв восстановления частоты. Более того, НЭК «Укрэнерго» предлагает ввести на законодательном уровне обязанность субъектов хозяйствования, которые производят электрическую энергию из альтернативных источников энергии, одновременного обеспечивать высокоманевренную генерацию или наличие систем хранения энергии в объемах около 20% от установленной проектной мощности станций, намерены получить соответствующие квоты поддержки. По объемам «зеленой» генерации: НЭК «Укрэнерго» предлагает установить объемы годовых квот поддержки субъектов хозяйствования, которые производят электрическую энергию из альтернативных источников энергии не выше, имеющиеся технологические возможности ОЭС Украины позволяют их полностью интегрировать (без ограничений выдачи мощности).

- Один из аргументов НЭК «Укрэнерго» то, что маневрирующие мощности, к которым будут входить и energy storage - это важный элемент критической инфраструктуры, то есть, это уже вопрос безопасности государства. Можем ли мы полностью отдавать этот рычаг коммерческим или иностранным структурам?

Согласно информации от НЭК «Укрэнерго» ими было подписано соглашение о технической помощи с Международной финансовой корпорацией (IFC), и меморандум по развитию систем накопления энергии с Европейским Банком Реконструкции и Развития (EBRD). Более того, как указано в нефинансовом отчете НЭК «Укрэнерго» за 2018 год, одним из требований к интеграции ОЭС Украины в ENTSO-E является обеспечение необходимого объема первичного частотного регулирования, что позволит быстро балансировать потребности энергосистем - из-за накопления энергии и быстрое возвращение ее в систему передачи. При этом, по предварительным оценкам размер этой величины должен составлять 200 МВт (необходимый минимум). Есть небезосновательные сомнения относительно того, насколько возможно в недалеком будущем привлечь украинского инвестора к построению такой системы, ведь речь идет о немалых расходах. Кстати, сама же НЭК «Укрэнерго» ведет переговоры с оператором системы передачи Франции RTE (Réseau de Transport d'Électricité) и его дочерней компанией RTE International по реализации проекта по строительству системы накопления энергии такой мощности.

- Сейчас в публичной плоскости активно обсуждается вопрос включения в законодательство положений о стимулировании. Не создаст это еще одну проблему для рынка, вроде проблемы с расчетами с «зеленой» генерацией?

Да, это действительно дискуссионный вопрос и очевидно, требует не только мысли юриста, но и определенной работы по финансовому моделированию, осуществление экономического анализа в части имеющегося и прогнозируемого спроса/предложения и т.п., а также зависит от конкретного набора механизмов стимулирующего регулирования, предлагается. На первый взгляд «неэкономиста» кажется, что необходимость введения стимулирующего регулирования для реализации проектов energy storage в Украине отсутствует.

В любом случае, введение стимулирующего регулирования для проектов energy storage как это предлагается сейчас путем возложения специальных обязанностей (public service obligations) является противоречивым в связи с очевидным несоответствием применяемому европейскому законодательству, в частности, статьи 3 Директивы ЕС об общих правилах для внутреннего рынка электроэнергии 2009/72 от 13 2009 (является частью Третьего энергопакета, который Украина обязалась имплементировать в свое законодательство), по которой четко определены условия, при которых может быть применен механизм ПСО, например, уже упомянутый случай market failure, то есть когда рыночные механизмы не сработали.

Тэги: Кабмин, контракты, возобновляемые источники энергии, АЭС, тарифы, солнечная энергетика, ветровая энергетика, ГЭС, НАЭК "Энергоатом", законодательство, электроэнергия, НКРЭКУ, Евросоюз, минэкоэнерго, США, энергорынок, ТЭС, Укрэнерго, "зеленые" тарифы, ЛЭП, рынок электроэнергии, международные отношения, Укргидроэнерго, ВИЭ, energy storage, ПСО, инвестиции, договор, баланс энергосистемы, инфраструктура, технологии, передача электроэнергии, Оператор системы передачи, балансирующий рынок, внутрисуточный рынок, ВСР, ENTSO-E, ОЭС

Читайте также

Глава Украинской ассоциации возобновляемой энергетики Александр Козакевич: Если мы сейчас разрушим инвестиционный климат, в Украину больше никто не придет
Энергосистема Европы: выздоровеет ли пациент?
Энергетика и карантин: на кого влияет и чего ждать