Валерий Гапонов: Хмельницкоблэнерго должно стать европейской компанией

Последние три месяца энергоснабжающая компания АО «Хмельницкоблеэнерго» (ХОЭ) регулярно становилась героем новостей. Команда отстраненного в.и.о. генерального директора Олега Козачука через СМИ заявляла о попытках Фонда госимущества сменить руководство компании, несмотря на ее финансовые успехи. Но без мнения другой стороны картина событий не может быть полной. 26 февраля Кабмин назначил генеральным директором АО «Хмельницкоблеэнерго» Валерия Гапонова. Мы поговорили с ним о том, как развивалась ситуация все это время, откуда появилась рекордная прибыль и что ждет Хмельницкоблэнерго в дальнейшем.

– Валерий Николаевич, о Вас в сети мало информации. Я знаю, что вы когда-то руководили «Запорожьеоблэнерго», но это все…

– В электроэнергетике я почти 40 лет, большую часть из них провел в Запорожье. Действительно, был генеральным директором «Запорожьеоблэнерго», возглавлял территориальное подразделение НКРЭКУ в Запорожской области, филиал «Укрспецсвета» по г. Запорожью. Несколько лет курировал Госэнергонадзор в Донецком регионе. 

С 2015 года был назначен директором Днепровской энергетической системы НЭК «Укрэнерго». Это самое большое по размерам, площади и мощности магистральное предприятие: 3 подстанции 750 кВ, 23 подстанции 330 кВ к сетям которых подключены Запорожская АЭС, Кременчугская ГЭС, Среднеднепровская ГЭС, Каховская ГЭС и ДнепроГЭС, пять крупнейших ТЭС Украины и самые крупные энергоемкие предприятия Мариуполя, Днепра, Каменского, Запорожья, Кривого Рога.

Последние два года работал заместителем генерального директора Государственного научно-исследовательского и проектного института  «НИИПРОЕКТРЕКОНСТРУКЦИЯ» в Киеве. 

– А почему решили перейти в Хмельницкоблэнерго?

– Мою кандидатуру выбрал Кабмин. Мне работа в Хмельницком показалась интересной. Я знаю, как можно улучшить те или другие показатели в энергетической компании, какие новые методы применить для оптимизации ее деятельности. Возможно, масштабы в Хмельницком не те, но подходы одинаковые. 

– Что вы имеете в виду, говоря о масштабах?

– Сравнивать Хмельницкий и Запорожье, это как сравнивать двух боксеров – оба чемпионы, но один в легком весе, а другой в тяжелом. В Хмельницкоблэнерго количество юрлиц и договоров – 20 тыс., с физлицами – 550 тыс. с небольшим. В Запорожье, когда я там работал, было 1 млн 900 тыс. договоров, из которых 67 тыс. юридических лиц.  Сотрудников там –  6,5 тыс., здесь – 3,5 тыс. В Днепровской энергосистеме, например, работало при мне 2800 сотрудников наивысшей  электротехнической квалификации, которые ежедневно эксплуатировали сложнейшее высоковольтное  энергетическое оборудование. 

– Вам все же приходится отстаивать свое право занять место генерального директора.

– Я назначен государством на выполнение управленческих функций, и не собираюсь создавать в области ажиотаж и нездоровую обстановку. Мое появление в компании состоится только после того, как мои данные, как руководителя предприятия,  будут внесены в Единый госреестр (ЕГР), то есть в соответствии с законодательством.

Я пытаюсь это сделать с 30 апреля, сразу же после того, как со мной был заключен контракт о возложении на меня обязанности руководителя Хмельницкоблэнерго. Но, оказалось, что с 12 марта этого года госреестр находится в нерабочем, «подвешенном»состоянии. Это происходит, когда кто-то из регистраторов производит действия по юридическому лицу и не заканчивает их, например, если подан неполный пакет документов. По закону на это дается 15 дней, но в данном случае все сроки были нарушены. 

По этому факту Фонд госимущества, как мой работодатель, направил жалобу в Хмельницкий минюст. 

18 мая начальник управления Центрального-западного межрегионального управления министерства юстиции (г. Хмельницкий), на основании жалобы Фонда, видя в действиях государственного регистратора нарушение норм законодательства, обязывает его в течение 24 часов прекратить процедуру внесения изменений по документам, полученным регистратором 11 марта. Однако, госрегистратор игнорирует предписание руководства, блокировка госреестра продолжается.

20 мая госрегистратор все-таки прекращает действия по АО «Хмельницкоблэнерго». Но в этот же день другой госрегистратор из этого же управления Минюста принимает у в.и.о генерального директора Козачука новый пакет документов по изменению КВЭД компании. Бумаги снова поданы частично, что позволяет опять «подвесить»госреестр на 15 дней, которые должны были закончиться 5 июня. 

4 июня появляется информация о том, что все действия по внесению в госреестр сведений о смене руководства АО «Хмельницкоблэнерго»заблокированы  решениями Хмельницкого государственного районного суда и Хозяйственного суда Хмельницкой области на время рассмотрения иска Олега Козачука о незаконности его увольнения.  Хотя с ним просто расторгли контракт – это разные вещи. Пока решения судов не будут обжалованы, ситуация застыла в этой точке.

Кстати,18 июня Антикоррупционный суд, в ответ на обращение Фонда, обязал НАБУ внести в реестр уголовное дело, открытое по факту незаконных действий госрегистраторов.

– Насколько вы уже ознакомились с состоянием дел в компании?

– У меня нет доступа к документации. Могу судить лишь по открытым источникам, и той информации, которую компания подает, когда отчитывается перед Фондом. 

До марта 2016 года компанию возглавлял Шпак Александр Леонидович – квалифицированный специалист, радеющий за компанию и коллектив. Уходя на пенсию, он оставил ХОЭ в списке самых успешных облэнерго в Украине. 

– Но, судя по информации в СМИ, и в 2019-м компании удалось получить рекордную для украинских облэнерго прибыль. 

У потребителя в данном случае нет альтернативы, он не может подключиться к другим электросетям. Поэтому регулятор должен ограничивать прибыль облэнерго и контролировать пути ее получения. 

Такие компании, как облэнерго, создаются не для получения максимальной прибыли, а для жизнеобеспечения функционирования социума на закрепленной территории.

Козачук утверждает, что, благодаря грамотному руководству, за 2019 год он обеспечил чистую прибыль 85,7 млн грн.  Давайте посмотрим, как ему это удалось. Запланированная прибыль ХОЭ на 2019 год  – порядка 62 млн. То есть план был перевыполнен на 23,7 млн грн. В Хмельницкой области живет чуть больше миллиона человек. Получается, в 2019 году  каждый житель должен был заплатить на 23 гривны больше за услугу распределения электроэнергии. Но тариф для ОСР устанавливает регулятор, значит прибыль пришла по другим каналам.

У меня есть  финансовые отчеты компании за 2018 и 2019 гг. Аналитики обычно смотрят данные за, как минимум, три года, анализируют динамику, тогда картина становится абсолютно ясной, но будем анализировать то, что есть.  На январь 2019 года у ХОЭ  дебиторская задолженность за ранее поставленные потребителям товары и услуги была 170 млн, а на конец 2019 года – 56 млн. Разница – 114 миллионов. А прибыли показали всего лишь 86 млн. Это первое. 

Второе – долги  за поставленные услуги есть и в отчете за 2018 год. Значит, задолженность на бумаге «перетащили» в 2019 год – и получили красивую цифру прибыли. 

Я уже не говорю о том, что эти 23,7 млн можно было потратить на модернизацию оборудования, а не показывать как чистую прибыль. В отчете это отражалось бы как затраты. Тогда –  и прибыль в пределах запланированного, и больше пользы для предприятия. А так, по закону, 50% заработанной прибыли уйдет в государственную казну в виде налога на прибыль. То есть из бюджета компании до 6 августа «вымоют» 43 миллиона, которые можно было бы использовать для развития.  Мне кажется, здесь есть превышение полномочий. Разрешило государство заработать – работай, улучшай компанию. Появилась лишняя копейка – сократи потери. Тем более,  что у Хмельницкоблэнерго есть вопросы, требующие немедленного решения.

– Например?

– Нынешний менеджмент практически распродал все резервы трансформаторных мощностей. На некоторых подстанциях сейчас загрузка трансформаторного оборудования больше, чем 50%. Если произойдет авария – кого-то придется отключать, резервных мощностей нет.  Нужно быстро приводить это в соответствие с техническими нормативами, чтобы избежать ЧП и не оставить людей без света.

– Поэтому в Хмельницкой области показатель средней длительности аварийных отключений самый высокий по региону – 8,4 часов?

– В том числе. У наших соседей в Чехии, Словакии, Венгрии все подстанции цифровые, телемеханизированные, есть возможность дистанционно производить переключение. А в Хмельницкой области из 175 действующих подстанций 35-110 кВ только одна цифровая , телемеханизированы меньше 50%, на большинстве до сих пор используются устаревшие масляные высоковольтные выключатели. Если что-то случилось, надо звонить бригаде, они собирают чемоданы и едут туда, вручную производят переключение. Обычно это случается в непогоду, дождь и снег еще больше тормозят работу и увеличивают время аварийного отключения. 

Из почти 35 тысяч километров линий электропередач больше половины, особенно линии 35-110 кВ, нуждаются в полной замене. Это все – потери, которые нужно оплачивать, и не по оптовой цене, как раньше, а уже по рыночной.

Необходимо модернизировать и  систему управления. У Хмельницкоблэнерго,  единственной компании среди облэнерго, нет своего помещения, сотрудники рассредоточены по всему городу. 

Не хватает мощностей для обеспечения работы бизнес-сектора. На севере появилось новое производство – керамическая фабрика, активно развивается туризм, строятся инфраструктурные объекты и везде нужна электроэнергия. Но возможности увеличить электроснабжение нет: никто не думал о развитии, не закупал новые трансформаторы, не перекладывал сети. Хотя здесь множество перспективных возможностей. 

Например, в Украине, если новый потребитель хочет присоединиться к сетям, он платит специальную плату за присоединение, стандартное или нестандартное. Давайте поговорим о нестандартном – большой жилой дом, комплекс, завод. Даже официально это очень дорогая услуга, больше 2000 грн за кВт.

Не говорю уже о том, что существует много коррупционных схем, когда энергетики, не получив денег «на карман», находят массу причин, чтобы не подключать объект. Например, точка подключения есть в 300 метрах, а они об этом умалчивают, называют ближайшей ту, что в двух километрах. А потребителю говорят – если поделишься, то сократим тебе затраты на присоединение.  Это отталкивает инвесторов, мешает развитию местного бизнеса. 

Приведу пример из своего опыта работы на Донбассе. В Луганской области есть небольшой городок. Шахта тогда уже практически не работала, другой работы нет. Пришла финская фирма, мировой производитель красок, захотели построить в этом городе завод, обратились за подключением. Им посчитали – 15 млн за нестандартное присоединение, тогда им дадут технические условия. И они ушли, потому что при такой цене подключения проект становился невыгодным и неэффективным. 

В Румынии же еще с 90-х действует следующая схема: если вы хотите, чтобы через 2-3 дня у вас на площадке было электричество, то первые 3 месяца вы платите тройную стоимость за кВт. А потом переходите на обычный тариф. Если же вы готовы подождать, то получаете присоединение в назначенный срок , за которое ничего не платите. 

Если мы уберем плату за присоединение – из соседних областей потянется бизнес. Это должно стать одним из приоритетных направлений.

Это идет вразрез с нашими действующими нормативами НКРЭКУ. Но нужно искать новые пути развития. Сейчас, когда у нас в системе есть профицит электроэнергии – надо создавать максимально благоприятные условия для повышения уровня потребления.

– В Хмельницкой области уже проводится один эксперимент – пилотный проект по переходу электросетей на напряжение 20кВ. Основным аргументом является успешный опыт европейских энергокомпаний. В тоже время, энергетики считают, что в украинских реалиях такой переход не оправдан ни технически, ни финансово. Какую из сторон поддерживаете Вы?

– Это Виньковецкий район, пилотный проект по  подстанциям. Переход на 20 кВ выгоден  для облэнерго: чем выше напряжение, тем меньше потери. Кроме того, это хороший вариант, если нет дополнительной площади для расширения подстанций. Но для реализации проекта необходимо менять всю электросеть: перекладывать. кабельные линии,старые не выдержат повышения напряжения, внедрять современные цифровые технологии управления, защиты, обновлять противоаварийную автоматику . Это оправдано там, где невозможно новые сети проложить из-за уже существующей плотной инфраструктуры. А Виньковецкий район – это не  густонаселенные Киев или Одесса.

По моему мнению, для  Хмельницкой области сейчас актуальнее заменить все выключатели с масляных на вакуумные, поменять рекодеры, цифровизировать сети, сделать их дистанционно управляемыми, внедрить автоматизированные системы коммерческого учета электроэнергии (АСКУЭ). 

– Одна из наиболее актуальных тем для всех облэнерго – переход на RAB-тарифы. С Вашей точки зрения, реализуема ли эта реформа в Украине и какими должны быть ставки на старые и новые активы?

– До тех пор,пока мы не наведем порядок на рынке, не разберемся с неплатежами,  пока к нам не придут цивилизованные инвесторы – я бы не спешил с введением   RAB-тарифов. 

Да, переход на новую систему необходим для модернизации сетей распределения и повышения качества обслуживания потребителей. Но тут нужно помнить и о потребителях: переход на RAB-тарифы – это дополнительная тарифная нагрузка. 

Более оптимальный, в наших условиях, путь  – привлечение компанией длинных и недорогих кредитов, использование преимуществ акционерного общества по привлечению финансовых инструментов развития компании, таких как IPO, эмиссия целевых облигаций, допэмиссия акций. Но для этого нужно разблокировать право компании распоряжаться своими активами, а это возможно только после приватизации. 

У меня есть предварительные договоренности с несколькими зарубежными компаниями. Они готовы отправить к нам своих специалистов, чтобы оценить наши бизнес-процессы, составить аудиторский отчет, что по их мнению, необходимо изменить. На основании этих исследований можно будет разрабатывать 5-летний, 10-летний, 20-летний план развития компании.

Мы же стремимся в европейскую энергосистему, и хочется, чтобы Хмельницкоблэнерго была одной из первых компаний, которая будет соответствовать европейским требованиям и нормам. 

Приведение бизнес-процессов, стандартов, методов работы предприятия к Европейским стандартам и модернизация сетей по Европейскому образцу позволит привести в Украину ведущих европейских инвесторов (системных операторов) способных дать достойную цену при проведении приватизации.

Тэги: электроэнергия, облэнерго

Читайте также

Откуда взялись газовые долги и кто их будет платить
Как поменять поставщика газа и где его найти
Личный опыт: Как поменять поставщика газа