Вне закона. Почему системы energy storage в Украине не существуют, и не могут

Гендиректор ДТЭК заявил, что компания начнет реализацию пилотных проектов по хранению энергии до конца года. При этом законодательной базы для их создания нет. На разработку законодательства, которую проводят разные ведомства, необходимо не менее полугода, не говоря о механике проведения аукционов, которую разрабатывает Минэнерго. Единого представления о методах стимуляции развития рынка (а также о том, нужны ли они в условиях свободного рынка, который должен запуститься с 1 июля,) тоже нет.

В конце апреля глава энергохолдинга ДТЭК Максим Тимченко заявил, что к концу года в компании планируют начать реализацию пилотного проекта по аккумулированию энергии:

«Мы создали рабочую группу, которая изучит технологии хранения энергии. Наши люди много путешествуют, изучают такие технологии. Я думаю, что до конца года мы начнем пилотные проекты», - сообщил Максим Тимченко.

Более конкретно о планируемых накопительных системах у ДТЭК узнать не удалось, даже после трехнедельного ожидания. В компании обещают рассказать о планах «через несколько месяцев».

О намерениях строить пилотные проекты систем хранения энергии гендиректор ДТЭК заявил на фоне запуска Никопольской солнечной электростанции мощностью 200 МВт. Как известно, СЭС является крупнейшей в Европе, но наличие «перемогы» в рекордном европейском объекте ВИЭ многим кажется сомнительным. Во-первых, такой крупный «зеленый» проект требует маневренных мощностей (а когда появляются или пропадают в сети 200 МВт маневренных мощностей нужно много). Во-вторых, крупные объекты ВИЭ не развивают распределенную генерацию, а значит повышают нагрузку на электросети (изношенные в Украине на 70%).

Сегодня в Украине в наличии пока лишь представлены угольные маневренные мощности. Для балансирования солнечных 200 МВт необходимо 2 угольных энергоблока ТЭС, считают в «Укрэнерго» и называют такой подход к развитию энергосистемы страны «зелено-угольным парадоксом»:

«Для обеспечения стабильного энергоснабжения потребителей в паре с 200 МВт СЭС должны работать полтора или даже два блока ТЭС 200 МВт (они к тому же часто выходят из строя, не забывайте). Такая вот экологическая печаль», - комментировал запуск СЭС Всеволод Ковальчук, глава НЭК «Укрэнерго».

Учитываем, что средний тариф закупки электроэнергии у солнечных станций – 6,1 грн/кВт-ч, а у маневрирующих их угольных ТЭС – 1,8 грн/кВт-ч, тогда как тариф для АЭС – 0,57 грн/кВт-ч, для ГЭС – 0,7 грн/кВт-ч (тарифы приведены за март 2019). ДТЭК владеет 210 МВт солнечных мощностей и 17 000 МВт(пик) угольных ТЭС. 

Помимо парадоксальности развития энергосистемы, в «Укрэнерго» отмечают и то, что в текущем состоянии она способна принять ограниченный объем мощностей ВИЭ. Только 4750 МВт. По данным НКРЭКУ, в Украине по состоянию на конец первого квартала 2019 уже работает 2978,6 МВт возобновляемой энергетики (из которых 861,1 МВт ввели в эксплуатацию в том же первом квартале 2019). По данным Госэнергоэффективности (озвученных уже в мае 2019), мощности ВИЭ достигают 3200 МВт и к концу года могут достигнуть 4000 МВт.

Системы хранения энергии нужны, но в Украине пока нет законодательной базы для их строительства. Вообще.

Развитие систем аккумулирования энергии, о которых уже более предметно начал говорить «зелено-угольный» ДТЭК, имеет очень важное значение для стабильности энергосистемы и ее вменяемого «озеленения». Но конкретного фреймворка – правил строительства, функционирования, статуса объектов аккумулирования энергии как игроков на рынке – нет. На сегодня сфера регулирования существует лишь на уровне общих фраз в нескольких законах и обсуждения проектов планов в рабочих группах.

«На данный момент в законодательстве Украины отсутствует регулирование особенностей функционирования систем аккумулирования электроэнергии. Поэтому на этой неделе (конец апреля – ред.) Минэнергоугля и Госэнергоэффективности провели несколько совещаний по этому вопросу», сообщила в комментарии Kosatka.media Марина Грицышина, консультант в юридической компании Sayenko&Kharenko.  

Отсутствие законодательно определенного статуса систем аккумулирования электроэнергии, как участника рынка, не позволяет использовать эту технологию на балансирующем рынке и рынке вспомогательных услуг. Кроме того, есть барьер совмещения деятельности, который препятствует объектам ВИЭ, работающим по «зеленому» тарифу, быть участниками балансирующей группы, отмечают в Госагентстве энергоэффективности.

Общие фразы и рабочие группы

«Главная задача, которая у нас сейчас стоит – это прописать сферу аккумулирования на законодательном уровне, потому что у нас сейчас в законодательстве нет вообще определения, что такое аккумуляция», - Юрий Шафаренко, Госэнергоэффективности.

В законе «О рынке электроэнергии» указывается, что политика государства направлена на «содействие производству электрической энергии из альтернативных источников энергии и развитие распределенной генерации и оборудования для аккумулирования энергии». В статье 29 закона упоминается о конкурсах на «строительство генерирующей мощности и выполнение мероприятий по управлению спросом». Мероприятия по управлению спросом подразумевают в том числе хранилища энергии. Еще одним способом «содействия» развития энергоаккумулирования в законе указана надбавка к «зеленому» тарифу – за использование аккумулирующих систем украинского (!) производства. Надбавка к тарифу составит от 5% до 10%.

И то, если помимо систем аккумулирования на СЭС будут еще другие составляющие украинского производства - те же металлоконструкции, трекеры или солнечные модули (а вдруг). Хотя вероятность того, что кто-то когда-то реализует это условие достаточно призрачна - 5% надбавки не стоят затрат.

Принятый (и подписанный Порошенко в последний день его президентства) законопроект №8449-д о смене схемы поддержки ВИЭ c «зеленого» тарифа на аукционы также содержит общие фразы о «разработке стимулирующих механизмов по установке на электростанциях мощностей для аккумуляции электроэнергии». В документе, правда, содержится требование, что законодательство по регулированию систем аккумулирования энергии должно быть разработано в течение полугода после вступления закона в силу (то есть после подписи президента и публикации в «Голосе Украины»).

«Это будет отдельный законопроект, который будет стимулировать развитие аккумулирующих станций... Мы уже этим занимаемся, потому что вызовы, стоящие перед возобновляемой энергетикой, никто не решает. Мы, переживая, что рано или поздно этот вопрос встанет, и надо его регулировать, взялись за это, чтобы «расшевелить» тех, кто должны этим заниматься – Минэнергоугля и НЭК «Укрэнерго». – сообщил Юрий Шафаренко, директор Департамента возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива в Госэнергоэффективности.

Госэнергоэффективности ведет работу над «Планом мероприятий по развитию сферы аккумулирования электрической энергии». Проект плана есть в распоряжении Kosatka.media. Ппо данным Госагентства, над ним сейчас трудятся участники рынка и эксперты. План, который содержит «кто за что ответственный и в какие сроки» намерены реализовать к концу 2019 года. Он включает различные изменения в законодательства, изучения технических особенностей, экономических составляющих, привлечение международных финучреждений с помощью которых, в идеале, начнут реализовывать пилотные проекты.

В Минэнерго ведется работа над постановлением Кабинета Министров «Про порядок проведения конкурса на строительство генерирующей мощности и выполнение мероприятий по управлению спросом». Проект постановления был представлен 23 апреля. И для реализации мероприятий, судя по проекту постановления, планируют организовывать конкурсы. То же предусматривается в статье 29 Закона «Про рынок электроэнергии», упомянутой выше.

Документ должен утвердить порядок проведения конкурса на строительство генерирующей мощности и выполнение мероприятий по управлению спросом. Также будет создана Комиссия по проведению конкурса. Положение о Комиссии Минэнергоугля должно разработать за 6 месяцев после подписания постановления.

Конкурс инициирует оператор системы передачи – НЭК «Укрэнерго». НЭК будет запрашивать объем мощностей, – новых или тех, которые позволят управлять спросом - требуемый для нормальной работы, с учетом плана развития системы передачи энергии на следующие 10 лет.

Стимулировать или не стимулировать?

«Главный вопрос, требующий урегулирования – это создание системы поддержки инвестиций при применении систем аккумулирования электроэнергии. Кроме этого, необходимо четкое определение особенностей работы систем аккумулирования электроэнергии на новом рынке электрической энергии», - Марина Грицышина, Sayenko&Kharenko.

Участники рынка и полисимейкеры в общем поделились на два лагеря: те, которые считают, что инвесторов в сектор привлекут стимулирующие тарифы, и те, которые видят развитие сектора на основании рыночной конкуренции. Как известно, рынок все еще планируют запустить с 1 июля 2019.

В Госэнергоэффективности настроены стимулировать. И считают, что заинтересовать инвесторов «заходить и вкладывать» в Украину можно механизмом поддержки, который будет включать особый тариф. Также интерес подогревает дополнительная плата за балансирование.

На примере того же ДТЭК. Исходя из предложений, озвученных в Госэнергоэффективности, получится, что производитель электроэнергии из ВИЭ, установивший на своем объекте систему аккумулирования, помимо «зеленого» тарифа (15 евроцентов/кВт-ч) будет получать еще и дополнительные деньги за накопление энергии. И электроэнергия, которая будет продаваться из аккумулятора, может стоить дороже, чем «зеленый» тариф.

«Потому что, если она будет стоить меньше, то у производителя «зеленой» энергии нет смысла в аккумуляторах. У него должна быть экономическая заинтересованность, чтобы вернулись инвестиции, вложенные в дополнительный объект», - отметил г-н Шафаренко.

Еще одна идея, как можно стимулировать развитие energy storage – дать им возможность покупать ночью электроэнергию по дешевому тарифу, а днем выдавать ее дороже, когда на нее больший спрос. При этом г-н Шафаренко отмечает, что «наполнять аккумуляторы» можно любой, не обязательно «зеленой» электроэнергией.

В Госэнергоэффективности также считают, что дополнительным стимулом будет ответственность за небалансы, которая будет накладывается на те объекты ВИЭ, которые будут отклонятся от заявленного прогноза более чем на 10%:

«Ответственность за небалансы стимулирует инвестора к установке аккумуляторов. Но сейчас еще неизвестны суммы, которые придется платить. Инвестор будет смотреть выгоднее ли ему платить штраф за небалансы, или лучше установить аккумулятор, или покупать внешнюю услугу балансирования». Услуги балансирования может оказывать любая компания на рынке, купившая технологию.

Кроме того, в Госагентстве видят биоэнергетику одним из вариантов балансирующих мощностей. Но и здесь подход к их участию скорее ручной: оператор сети договаривается с биоТЭС о том, чтобы они аккумулировали электроэнергию и выдавали ее в «нужный для сети» момент:

«В регулировании может принимать участие биоэнергетика и биогаз. Электроэнергию, которую они могли бы вырабатывать и выдавать в сеть постоянно – то, что они делают сейчас – накапливать в аккумуляторах (или накапливать биогаз в резервуарах), и выдавать ее, когда электроэнергия будет востребована на рынке. Для этого нужно сделать тариф выше в пиковые часы. Чтобы у меня как у владельца биоТЭС, была заинтересованность.»

В целом, условия, описываемые в Госэнергоэффективности (высокая цена услуг балансирования и электроэнергии в пиковые часы), вполне реально возникнут в рынке «сами по себе», но в ведомстве пока не смотрят на тарифообразование, исходя из этой перспективы.

В НЭК «Укрэнерго» выступают против стимулирующих тарифов (хотя компания чуть ли не больше всех заинтересована в наличии балансирующих мощностей в энергосистеме).

«ДТЭК подходят к этому вопросу со стороны стимулирующего тарифообразования, мы являемся противниками этого. Мы считаем, что это должен быть конкурентный сегмент, и что это функции оператора системы», - сообщил Всеволод Ковальчук, глава НЭК «Укрэнерго».

«На коммерческой стороне, я считаю, что подходы к стимулированию выработки альтернативной энергии, а также ситуация на рынке вспомогательных услуг сама по себе должна и будет хорошим стимулом развивать проекты в сфере накопления энергии, не важно в каком виде», - отметил г-н Ковальчук.

В первую очередь это касается платы за дополнительные услуги – цена рынка балансирующей энергии будет высокой, и игроки будут заинтересованы в том, чтобы участвовать в нем. При этом в НЭК «Укрэнерго» считают, что будет не нормально, если рынок балансирующей энергии будет большой, а цена будет маленькая. Должно быть наоборот, чтобы минимизировать небалансы.

По словам Ковальчука, сейчас ведется оценка законодательного поля (украинского и европейского), а также юридическая дискуссия о том, может ли системный оператор («Укрэнерго») быть не только поставщиком услуг, но и самостоятельно развивать сферу аккумулирования энергии «в необходимом минимальном уровне для поддержки системы в правильном состоянии».

Глава НЭК сообщил, что сейчас компания, работает над большим совместным с Францией проектом, который и финансируется французским правительством:

«Мы его совместно разрабатываем с нашими французскими коллегами, с системным оператором RTE, крупнейшим системным оператором Европы. Также отдельно идет совместная работа с донорами, ЕБРР и прочими финансирующими организациями, в юридической плоскости».

«Более конкретные комментарии вы можете получить со второй половины июня, когда у нас закончится первая стадия разработки ТЭО», - пообещал Ковальчук.

 

Системы аккумулирования нужны. С удешевлением технологии начинают появляться желающие эти системы устанавливать. Но правил, как это делать в Украине, пока не существует. Законодательное поле не готово, так же, как и рыночная модель работы рынка (это не тавтология, это реальность нашей системы электроэнергетики) с сомнительным уровнем конкуренции и прозрачности.

Таким образом, пока будут вестись разработки специального законопроекта пройдет не менее полгода, а пока проведут аукционы, как это планирует Минэнерго, пройдет еще столько же. ДТЭК будет сложно начать реализацию пилота к концу этого года. Разве только на особых условиях на правах «пилота».

 

Kosatka.Media

Читайте также

Как нефть погубила нацистов, или роль энергоресурсов в ходе Второй мировой войны
Нефть-санкции-BFF. Как Россия налаживает отношения с «подсанкционными» Венесуэлой и Ираном
«Успешно провести конкурсы на добычу по СРП в условиях политической нестабильности в стране очень непростая задача», - Роман Сторожев