Вячеслав Коханов: Рынку электроэнергии нужно, чтобы НКРЭКУ и Укрэнерго стали единым оперативно-исполнительным центром

Рынок электроэнергии работает в Украине без малого два года. Немногим больше года работает балансирующий рынок. Как живется его новым участникам, с какими трудностями приходится сталкиваться, как удается зарабатывать и что хотелось бы изменить – Kosatka.Media расспросила директора и соучредителя компании-поставщика электроэнергии «Мегатрейдинг» Вячеслава Коханова.

– Ваша компания работает с предприятиями и энергоснабжающими компаниями, имеет дело практически со всеми сегментами рынка электроэнергии. Какие главные проблемы и риски видите на рынке?

– Мы работаем, как трейдеры, поставляя электроэнергию конечным потребителям и на балансирующем рынке. Помогаем промышленным потребителям и другим компаниям-поставщикам избегать небалансов – «недобора» или превышения объемов при потреблении, покупке или продаже электроэнергии, которые были спланированы ими ранее. Основная наша задача – сформировать такой «портфель» потребителей и поставщиков, чтобы их профили уравновешивали друг друга, оперативно реагировать на разницы складывающегося факта потребления и плана в конкретном торговом часе. В результате поставщик получает оптимальное урегулирование своих небалансов и в свою очередь не перекладывает цену потерь на небалансах на своих клиентов, или перекладывает их незначительную часть.

Таким поставщикам, как мы, проще работать в понятном, коммерческом рынке. В нем меньше рисков, он более прогнозируем и прозрачен, он для всех, а не под кого-то. И пусть это будет небольшая доходность, но она управляемая. 

Тем временем то, что происходит сейчас на рынке электроэнергии, позволяет зарабатывать большие деньги лишь самым крупным его участникам. Они создают решения и инструменты под себя, чтобы удерживать клиентскую базу, сохранять монополии. На настоящий коммерческий рынок электроэнергии это мало похоже. Для изменения ситуации необходимо, чтобы Регулятор (НКРЭКУ – ред.) и НЭК «Укрэнерго» начали решать задачи рынка, а не разводить руками и дальше продолжать отыгрывать решения для узкого круга участников.

У нас НКРЭКУ, НЭК «Укрэнерго» и ГП «Гарантированный покупатель» – герои басни Крылова. Расшатывает сложную ситуацию в энергорынке и то, что НЭК «Укрэнерго» всё ещё не осознал своей функции в новом энергетическом рынке. К сожалению, его можно сравнить с решетом, из которого вытекают деньги, информация, какие-то несистемные популистские решения, больше похожие на латание дыр, которые и далее создают долги. НКРЭКУ всё ещё не способна эффективно управлять тарифной политикой в энергосекторе, вследствие «политических решений», и это не способствует решению проблем НЭК «Укрэнерго» и «Гарантированный покупатель». Так они и жили.. 

Сегодня самый большой риск для всех участников рынка – это недостатки в прогнозировании баланса выработки и потребления, операционном управлении сегментами рынка, тарифном регулировании и расчетами между НЭК «Укрэнерго», ГП «Гарантированный покупатель» и участниками рынка. Одни не могут рассчитываться с долгами по ВИЭ (возобновляемые источники энергии – ред.), которые создали «попередники», но при этом «наступники» не принимают решений, которые могли бы в долгосрочном периоде эту ситуацию стабилизировать. Другие не в состоянии рассчитываться за услуги по балансированию и вспомогательные услуги. Брать кредиты – это временное решение. Никто не проводит аудит исполнения техусловий, которые выдавались, никто не приводит тарифы в соответствие к этим техусловиям, очень много расчётов и прогнозов не подтверждается, что лишает возможности всем участникам рынка и производителям планировать свою деятельность, что продолжает наращивать кассовый разрыв, который в скором времени будут оплачивать наши дети.
 
Да, у нас бизнес не такой масштабный и не такая большая ответственность в рынке, как у НКРЭКУ, НЭК «Укрэнерго» и ГП «Гарантированный покупатель». Но мы в своем бизнесе разбираемся. Нас не назначали на должности. Мы его выбрали, вложили свои деньги, потому что знаем и чувствуем его. Моя компания нуждается в моих решениях каждый день. Здесь мои деньги, моя ответственность за людей и репутацию бизнеса.

И если бы с такой же скрупулезностью работали на уровне НЭК «Укрэнерго» и меньше было бы политики и популизма в НКРЭКУ, было бы больше порядка в энергетике. Эти структуры нуждаются в качественном персонале, нужны люди понимающие в рынке и с высокой ответственностью за результат – и все может работать по-другому. К сожалению, сегодня структуры, которые призваны формировать рынок и управлять им - больше похожи на ведомых, а не лидеров трансформации энергорынка.

– Балансирующий рынок призван минимизировать неэффективное использование энергоресурсов. Справляется он с этой задачей в украинских реалиях?

– В Украине значительные небалансы создают ВИЭ и перепады суточной температуры – не было и нет четкого планирования и прогнозирования работы этой генерации, как и прогнозирования колебаний потребления электроэнергии в привязке к изменениям температуры окружающей среды, это без учёта аварийных ситуаций.

Мы вышли на балансирующий рынок, мы создали свою Балансирующую группу, потому что было и визуальное, и математическое (формульное) понимание, как он работает и какие преимущества он даёт.

Но, все хорошие практики у нас приобретают свои черты. Сейчас балансирующий рынок с предстоящими конкурсами на распродажу резервных мощностей – это некая «халява», снова возможность удачно инвестировать и неплохо на этом заработать. И рано или поздно повторится ситуация, как с «зеленым» тарифом – вначале раздавали всем и кто хотел, а сегодня не могут этим управлять. И у Укрэнерго с Регулятором нет иного выхода, чтобы в очередной раз повысить тариф на передачу электроэнергии по  причине – не хватает денег на компенсацию в разнице между «зеленым» тарифом и рыночной ценой на электроэнергию. Уже видим качество решений и уверен, то же самое будет и с балансирующим рынком (рынком резервных мощностей). 

Сейчас обсуждают вопрос о проведении конкурса на резервные мощности. А кто и как посчитал, сколько их нужно? А почему столько? Например, 2 ГВт. Почему решили, что нужно конкретно столько и почему решили, что именно такая цена за резерв станции должна быть? Это все ляжет на цену электроэнергии, которая покупается на балансирующем рынке.При том, что это нужно нашей энергосистеме для балансирования, сможет ли НКРЭКУ, НЭК «Укрэнерго» реализовать это без просчетов?  

Все правильные и неправильные решения повлияют на управление небалансами и их цену. Она и так сегодня не маленькая, будет еще больше. И это нормальная практика: в Польше цены РСВ (рынка на сутки вперед – ред.) и небаланса могут отличаться в 5 раз. Это должно стимулировать потребителей и поставщиков более точно прогнозировать свое потребление, начать управлять небалансами – 10% потерь на небалансах, при пятикратной разнице означают, что ты вообще ничего не зарабатываешь. Энергосистема также должна стать более прогнозируемой, плюс рынок резервных мощностей обеспечит стабильность энергосистемы, если это реализовать правильно.

Направлен ли балансирующий рынок на эффективное использование ресурсов – должен быть направлен, но в наших реалиях это второстепенная задача. Если привлекать для выработки наиболее дешевые и разгружать наиболее дорогие станции, или более экологичные источники выработки. Если не замешана политика и цели монополий, то так и должно происходить. По факту нагружаются те станции, кому нужно или несут нагрузку, или те кто может выполнить команду диспетчера технически. Цена произведенной электроэнергии не ключевой фактор. Почему так, да потому что практически вся генерация в плачевном техническом состоянии.

Все факторы указывают на то, что рынок небалансов будет усложняться и существенно дорожать. Мы понимаем это, поэтому в числе первых создали свою Балансирующую группу, ведь чем раньше ты начнешь действовать, тем выше у тебя будет экспертиза по управлению группой, тем больше у тебя будет в ней разноплановых участников, тем раньше ты будешь готов «гасить» какие-то сложные небалансы, которые могут быть у участников балансирующей группы и их клиентов, конечных потребителей.

– Расскажите, что такое балансирующие группы? Какие между ними могут быть различия, как поставщику выбрать оптимальную для себя?

– Рынок небалансов ввели в марте 2020 года. Поработав до этого с клиентами, мы посчитали и поняли, что потери могут быть гораздо выше дохода. Потому объединились в балансирующую группу с участниками, которые также успели «прочувствовать» на себе цену небалансов. Такое объединение приносит два положительных момента каждому участнику. 

Первое, это компенсация объемов небалансов – «согрупники» могут легко компенсировать свои небалансы даже при погрешностях в планировании. А разновекторность планирования усиливает эти компенсации – у каждого участника группы свой особенный график потребления. 

Второе – это снижение риска небалансов, в виду виртуального объединения различных принципов планирования. Чем больше участников в группе и чем больше у них объемы электроэнергии при абсолютно не схожих группах потребителей – тем лучше получаются эффекты. Именно в «разно-фактажности» графиков потребления участников группы получается лучше компенсировать недостаток (дефицит), или избыток (профицит) электроэнергии, значительно, порой до 90% уменьшать потери от небалансов.

Что касается вопроса выбора Балансирующей группы, первое – могу посоветовать обращать внимание на открытость компании. Мы показываем клиентам все расчеты в группе. Участники могут увидеть структуру расчетов по всей Балансирующей группе и по каждому участнику отдельно. У нас работает математика: справедливый калькулятор, формулы, пропорции, без каких-либо ухищрений. Мы не планируем зарабатывать дополнительно на балансирующем рынке, не соглашаемся на всякого рода схемы, отвечаем за риск, потому все по-честному и нам верят, наша цель избежать потерь и обеспечить их оптимизацию для всех участников нашей Балансирующей группы.

Второе – это элементы эффективности для вашей компании. Мы предоставляем консалтинг, помогаем, рассказываем нашим участникам как правильно прогнозировать графики и как взаимодействовать внутри группы, управляя своими небалансами, рекомендации помогают нашим клиентам не терять, а значит зарабатывать деньги. Выгоды очевидны для всех, и их можно измерить в деньгах после предварительных расчетов.
 
Такой подход позволяет обезопасить всех участников группы от критических ошибок. Мы контролируем расчеты за небалансы внутри группы, несём ответственность по расчетам с Оператором рынка, чтобы не выходить группой в пред-дефолт, ни тем более в дефолт. Иногда это стоит дорого, но мы ищем финансовые ресурсы, чтобы своевременно исполнять взятые на себя обязательства. Бывают случаи, когда отдельные участники несвоевременно рассчитываются, но мы стараемся все делать вовремя так, чтобы у балансирующей группы была незапятнанная репутация в части расчетов. В начале мы  рассчитываемся с Оператором Рынка, а потом разбираемся, кто из участников создает нам тот или иной «мини-дефолт» по платежам. 

Было такое, что мы не включали кого-то в балансирующую группу, потому что компании изначально не занимались прогнозированием. Это четко видно. Ты добавляешь его график и эффекты у балансирующей группы уменьшаются, хотя должны были бы расти. 

Отдельный вопрос – какие эффекты дает Балансирующая группа относительно объемов и эффектов для конкретного участника. Это проверяется очень легко. Смотрим предыдущие три месяца работы клиента, поставщика или потребителя. Сравниваем – какие эффекты он получил бы здесь, и какие ему предоставила другая балансирующая группа. Либо, если нет балансирующей группы, мы рассчитываем небаланс до балансирующей группы, а потом – оптимизацию небаланса внутри группы, как если бы он уже работал в эти месяца с нами. Разница в эффектах экономии всегда очевидна. То есть, все проверяется чисто математически, выгодно – невыгодно.

Учим, подсказываем, всегда открыты к диалогу, да и полностью открыты, как Компания, поэтому у нас и добавляется много контрагентов – сарафанное радио работает, это лучший маркетинг. Пришли, попробовали работать в нашей группе, понравилось, рассказали своим партнёрам, и те пришли, как новые участники. Плюс десять участников каждый месяц. В начале было 4, прошлый год мы закрывали с 9-ю участниками, сейчас уже около 50 участников. На сегодня по количеству участников согласно данных НЭК «Укрэнерго», мы вторая Балансирующая группа в Украине.

– Как клиенту, выбирая поставщика, понять, есть ли у компании «скрытые небалансы», которые неожиданно на него могут перевести?

– Необходимо внимательно читать договор с поставщиком в котором прописаны условия и сроки оплаты, условия расторжения, штрафные санкции, как считается маржинальность и что написано о небалансах, чья это ответственность – поставщика или клиента. 

Мы в договоре отталкиваемся от себестоимости. Каждый клиент всегда получает расчеты – какая себестоимость купленной электроэнергии под его график, какая наша наценка. Есть ли небалансы или нет. Если расчеты с небалансами остаются за поставщиком, то в договоре не будет дополнительных пунктов, формул их расчета, если прописано, что клиент платит какой-то процент небалансов, а какой-то процент поставщик берет на себя (толеранс) – тогда будет прописана формула, по которой эти небалансы рассчитываются.

– Как потребителю выбрать надежного поставщика, чтобы не иметь дела с чужими небалансами?

– Повторюсь! Необходимо внимательно читать договор с поставщиком.

Чужие небалансы в счет не могут быть включены априори. Особенно, если потребитель сам умеет проверять расчеты по цене, а поставщик ему присылает данные – как эта цена считалась. Тогда можно разобраться, что твое, а что не твое.

Как работает «Мегатрейдинг» – в расчетах с клиентом мы предоставляем фактический график потребления, который мы получаем от его облэнерго, лист расчёта (перевод киловатт в деньги) в почасовом формате и ссылку на сайт Оператора Рынка, где эти цены опубликованы. А если в договоре стоит, что потребитель за небаланс платит сам, то мы даем расчет цены этих небалансов в каждом часе и считаем для него сумму, которую он на этих небалансах потерял, и потом сумму этих потерь включаем в основной счёт за электроэнергию.
 
Когда привлекаем клиента в компанию, когда продаем стоимость своих услуг, расшифровываем для клиента структуру тарифа. Для этого мы используем разработанный нами файл расчёта тарифа. Это делаем и когда привлекаем клиента в компанию и так работаем с ним и дальше. Наш клиент получает предварительный счёт, потом по факту закрытия месяца получает акт и файл расчёта тарифа, для клиентов, у которых есть расчет небалансов, делаем их расшифровку, которая помогает четко понимать, за что он платит. Потому надо просто спрашивать у поставщика примеры документов, которыми будет происходить сопровождение вашей покупки электроэнергии. Это важно.

Чужие небалансы, как уже сказал, нельзя приписать, потому что график потребителя приходит от ОСР (оператора системы распределения – ред., быв. облэнерго) и это грубейшее нарушение. За такого рода махинации по графику минимальный штраф – 1,8 млн гривен. Многих поставщиков уже штрафовали. Но раз штрафы были – значит делают это. 

– Балансирующий рынок называют «законной махинацией» с точки зрения, что отдельные участники рынка могут зарабатывать на нем даже не включая свои генерации. Почему так произошло и как эту проблему можно решить?

– Первое, что нужно – чтобы СБУ и НАБУ пришли в Укрэнерго. Любая манипуляция начинается с игры в информацию и с людей, которые в Укрэнерго на определенных должностях занимаются подготовкой аналитики, расчётом и оперативным исполнением баланса энергосистемы. Эти данные и позволяют совершать последующие манипуляции «своим» участникам. Деньги и киловатты появляются потом.

Оператор, который дает команду на загрузку-разгрузку станции, всегда все знает о ее техническом состоянии. И если он нагружает станцию, которая не вырабатывает сегодня, чтобы она вырабатывала завтра, а потом дает команду и снимает ее с выработки (разгрузка), то ищите сразу же, где «занесся чемоданчик». Потому что станция свою электроэнергию уже продала, ее разгрузили, себестоимости нет, компенсацию она за разгрузку получила. 

На европейских рынках это так не работает. Когда в системе профицит, разгрузку делают от наиболее дорогих мощностей к более дешевым. А у нас всем сразу и потом диспетчера ждут ответа – а кто может выполнить данную команду. Тоже самое и на загрузку. А возможно и кому удобно ее выполнить. 

Есть и другие механизмы манипуляций. РСВ (рынок на сутки вперёд – ред.) перекочевывает в ВСР (внутрисуточный рынок – ред). Далее этим объёмом закрывают дефицит продажи по Двусторонним Договорам проданным по цене РСВ. Сомневаюсь, что в  Укрэнерго этого не видят и не знают. Объемы этой, физически не выработанной, электроэнергии, а это где-то 2 ГВт•ч, гуляют с рынка на рынок, позволяя зарабатывать «на воздухе», но не всем, а только «избранным».

Имея «своего человека» можно заранее, для определенной компании, дать информацию и создать условия, чтобы она определенный объем купила на ВРС, потому что он там будет. С хорошим дисконтом от 3 до 10%, а то и более. Подыграют, кого-то загрузят. Вариаций много, либо Энергоатом не продался на РСВ, либо есть информация, либо иная «не частная» генерация выставит объём на РСВ по завышенным ценам, естественно не продаст и объём идет на ВСР. Если мы с вами этого не знаем, то для нас это вроде как рынок такой. На самом деле это убытки для всех участников и прибыль для игроков узкого круга.

Второе – задолженность НЭК «Укрэнерго» по расчётам за небалансы. Не могут, или сознательно не хотят разобраться в расчетах на балансирующем рынке, а задолженность на нем уже измеряется миллиардами. За чей счёт будет этот банкет?
По сравнению с ТОП 3 компаний, у нас значительно меньше объемы, но на сегодня  НЭК Укрэнерго уже должен нашей Компании порядка 15 миллионов гривен. За первые 8 млн мы уже пошли в суд, за остальные будем подаваться чуть позже. Каждый месяц Укрэнерго увеличивает перед нами свою задолженность на 1,5-2 млн грн, и они не рассчитываются, и не предлагают иных способов урегулирования. 

Это нонсенс, когда главный куратор и управитель энергорынка НЭК «Укрэнерго» не может выполнять свои обязательства и допускает принятие законов, которые создают такие кассовые разрывы, которые его же самого ведут к дефолту. Да, дефолту, дефолт это и есть ситуация, в которой компания не может выполнить своих обязательств по платежам. В банковской системе, в которой я проработал 15 лет, я не представляю что было бы, если бы такую модель расчётов принял НБУ (Национальный Банк Украины), например. Куда печальнее ситуация по расчетам ГП «Гарантированный покупатель» и производителями «зелёной» электроэнергии. Кто постарше помнят журнал видеокомиксов «Каламбур» и серии о пикирующем бомбардировщике «Боинг 747», где-то так.

– Как относитесь к идее открытия рынка электроэнергии для бытовых потребителей? Готова ли к этому украинская энергосистема и поставщики электроэнергии?

– Не готова, по нескольким причинам.

Первая причина – незрелость нового рынка, основная масса поставщиков не готовы взять на себя эту «социальную» функцию, бытовые потребители – это ответственный социальный фактор. Представьте, какой-то поставщик, не научившийся работать в рынке, решил работать с «физиками» и обанкротился, вследствие чего большое количество семей, его клиентов, остались без света, или получили счета в разы больше ввиду «закрытия» объемов по цене балансирующего рынка. К кому они придут решать свою проблему с отключением? В облэнерго, к мэру города, к губернатору, в НКРЭКУ, и все «шишки» на них, ведь поставщика уже нет.

Рынок должен быть готов не только со стороны потребителя, технической готовности поставщика и Операторов систем распределения, но также и на законодательно-регуляторном уровне. Многие поставщики начали работать совсем недавно, но еще не разобрались в тонкостях расчетов, серьезно ошибаются, и плюс рынок управляется хаотично. Думаю, что в этом году поток регистрации новых поставщиков начнет уменьшаться. Турбулентность рынка «оптимизирует» до 50% участников рынка, останутся наиболее профессиональные компании, которые внедрят IT-решения, биллинговые системы и будут готовы работать с населением. Сегодня это ускорение на руку тем, кто был в этом рынке и до реформы, и для них это хороший способ удержать монопольные позиции в своих регионах.

Вторая причина – вопрос технической готовности всех участников, как ОСР так и поставщиков оперативно обмениваться данными о потреблении. Сегодня графики потребления для расчета с коммерческим потребителем получаем от ОСР с 5-го по 9-е число каждого месяца, и сегодня выбор поставщика доступен порядка 25-30% клиентов ОСР. Если рынок становится доступен для всех, то ОСР или Поставщики услуг коммерческого учёта должны быть готовы оперативно предоставлять информацию поставщикам электроэнергии о фактическом потреблении, чтобы те оперативно проводили расчеты с бытовыми потребителями. А физлица – это тоже прогнозирование, небалансы, деньги, но уже обычных людей. Поэтому ОСР нужно сначала построить у себя коммерческий учет и реализовать «цифровой» обмен данными со всеми поставщиками, чтобы они могли эти данные оперативно передавать поставщику. Плюс НЭК «Укрэнерго» нужно будет перейти от многоверсионной системы данных (сейчас есть три версии данных учёта, одна уточняет другую) к одной, и научиться сводить баланс по периметру ОСР в одном формате.

Представьте, если половина города Киева, которая сейчас на одном поставщике, уйдет к 100 разным поставщикам. Как они будут эти данные передавать? Готовы ли ОСР делать это? Насколько мне известно, облэнерго только сейчас начали готовиться к этому технически. 

Хотя сейчас на рынке появился новый функционал – поставщик услуг коммерческого учета, все равно большая часть данных и работа по их сбору остается на стороне ОСР. Чтобы снять нагрузку с облэнерго – регулятор увеличил выдачу лицензий на независимый коммерческий учет, чтобы сформировать рынок Поставщиков услуг по учету данных. Задача этих компаний – воссоздать биллинговые системы, чтобы можно было получать данные со всех ОСР-ов, и оперативно проводить расчеты по тарифам и раздавать эти данные всем заинтересованным сторонам, клиенту, поставщику и в ОСР. И конечно их системы должны предоставлять доступ для интеграции любого програмного обеспечения, которое используют или будет сертифицировано для участников рынка.

Третья причина – состояние коммерческого учёта. Сегодня ОСР-ми проводится колоссальная работа по развитию коммерческого учёта. Последние три года они занимаются актуализацией виртуальных точек учета, активно развивают системы автоматического коммерческого учета, многие совершенствуют свои биллинговые (расчётные) системы. Но ввиду большого количества точек учета, опрос приборов учета и формирование макетов потребления по периметру ОСР проводится примерно неделю. Да, уже тестируются системы, способные опросить весь рынок приборов учета  примерно за сутки. Знаю, что уже перешли тестировать новые GSM-модули (станции), которые могут за 2 минуты опросить около 60 тысяч точек учета. Это то, что позволит оперативно получать данные о потреблении из независимых источников. Думаю, за ближайшие два года ОСР будут готовы передавать большие объемы данных поставщикам электроэнергии или поставщикам коммерческого учёта не в эксель таблицах, тогда и мы технически будем готовы их обрабатывать. На бумажных носителях или обмен данными о потреблении по почте – эта модель коммуникаций не для рынка бытовых потребителей.

Когда три причины будут локализованы: ОСР готов, поставщик готов и клиент уже хочет. Остается регуляторный вопрос обеспечения социальной функции – будет ли у нас субсидированный тариф, так называемая функция ПСО, возможно к тому моменту его отменят. Вот тогда рынок может начинает работать.

– Как оцениваете работу тендерных процедур по закупке электроэнергии? Приходилось сталкиваться с махинациями?

– Мы в тендерах не участвуем – слишком много «договорняков», а если идти в конкурентных торгах, то много рисков сработать в убыток. Можно с калькулятором сесть и провести расчёт 10 завершенных тендеров, в 50% случаев увидим там цены на электроэнергию, которые существенно ниже рынка РСВ, таких цен просто нет, прогнозов таких нет. Поставщики демпингуют один перед другим, кто-то в надежде на повышение, а кто-то уже заранее об этом договорился. Да, такое тоже присутствует.

Далее, чтобы начать зарабатывать, необходимо несколько раз повыситься в цене на 10%. Одно повышение раз в месяц, и это если в рынке цена выросла. Сумеет ли поставщик в рамках тендерной суммы договора провести столько повышений, чтобы увидеть прибыль и даст ли такую возможность рынок (колебания цены), согласится ли на такое повышение покупатель. Так можно только через 2-3 месяца «выйти» на ту цену, которая равна рыночной, зафиксировать прирост убытка. И только начиная с 5-го месяца, договор начинает приносить доход. А если договор на шесть и менее месяцев, что дальше? Превысить бюджет такой закупки можно не более, чем на 20%, получается вы не сможете выполнить поставку на весь отведенный период и покупателю, необходимо ранее срока проводить новые торги. А есть ли у него бюджет на новые торги?  

В процессе тендерной закупки, в условиях не только цена договора, а еще и объем киловатт и в принципе выделенный бюджет на стороне потребителя для такой закупки. Хорошо, если компания потребит киловатт меньше, если они завысили необходимый объём, и тогда остаются деньги и можно проводить повышение, а если нет? Если они посчитали все правильно и есть закупка на 5 млн гривен, – ты поставляешь столько киловатт, сколько можешь купить на эти деньги по рыночной цене. А если цена выросла больше, покупатель не может принять это повышение, хоть оно обосновано изменением рынка, но всё, бюджет исчерпан. Подобного рода ситуации сложно прогнозировать, как и предугадать модель поведения покупателя.

Поэтому с одной стороны это легкий способ получения клиента поставщиком – у тебя нет штата продавцов, ты не раздаешь промо-материалы, не нужно тратить бюджеты на маркетинг, не нужны командировки, два-три «тендерщика» навыигрывают тебе договоров. С другой – множество рисков в части управления доходностью тендерного договора. В моем понимании, 50% тендерного рынка «осваивают с пониманием». Одни и те же, «свій до свого по своє», все это беспрепятственно работает, коррупцию никто не отменял. Тендерные закупки, мы крайне редкий участник на Прозорро, т.к. стратегически, это не наш путь.

– В Укрэнерго работают над созданием DataHub, который будет собирать данные о потреблении электроэнергии и сможет прогнозировать его. Как относитесь к этой идее, считаете ее полезной?

– Однозначно, Укрэнерго должно разобраться со своими прогнозами. Сейчас от низкого качества прогнозов страдает весь рынок и нет такого участника, который сегодня ввиду этого не понес убытков и в первую очередь это генерирующие компании. Дата Хаб, который они строят, призван оптимально в высокоскоростных режимах прогнозировать рост, спад и пики потребления, чтобы перейти от «ручного» режима загрузок и разгрузок генерирующих мощностей, заранее, а не по факту оптимизировать профициты и дефициты энергосистемы.

Из-за плохого прогнозирования у нас хаос и происходит. Как было с ценой на майские праздники по 300 грн за МВт – это бред. Перед этим была цена 1600. Что, не знали, что вся страна уходит на праздники и энергопотребление упадет на столько-то процентов? Это впервые? Нет истории предыдущих лет? Нет поправочных коэффициентов на локдаун? Не смотрели прогноз погоды по солнцу и ветру?

Но это все реально посчитать, с меньшими отклонениями от прогнозов, если они (прогнозы) есть, даже без покупки дорогих систем. Пара толковых IT специалистов, Microsoft Access, Excel и пара людей, которые просто понимают физику процесса в рынке электроэнергии, хороших аналитиков, которые смогут «айтишникам» рассказать, как это работает, а те переложат это на языки программирования, или как сейчас модно это называть – воссоздадут самоанализирующие и обучающиеся программы (искусственный интеллект). И это быстрое решение нужно и можно было сделать ещё до запуска рынка.

– Так Укрэнерго Диджитал создан именно по такой схеме...

– Зачем? Это больше похоже на популизм, про Гиперлуп мы уже слышали. Приходящие управленцы не на том фокусируются, лучше не отвлекаться, а купить готовую систему и «допилить» ее под себя. Это было бы проще и быстрее, чем разрабатывать. И думаю было бы по факту дешевле...

На мой взгляд, Укрэнерго Диджитал – скопированное решение Метинвест Диджитал. Но это в частном бизнесе такая структура помогает заниматься диджитализацией не только одной компании, но и продавать услуги внутри холдинга или даже сторонним организациям. Это отдельный и, к тому же, не малый бизнес, в этот бизнес люди с высокой экспертизой собирались Метинвестом не один год, и уверен экспертиза специалистов, как и Метинвест Диджитал формировалась от малых проектов к большим. В два слова, сказал и сделал тут не выйдет, да плюс я скептик, я не видел хороших примеров, когда монопольная госструктура эффективно внедряет успешные бизнес-копии.«Природа» управления госкомпаниями иная, чем в компаниях из бизнес-среды. 

На мой взгляд это несвойственная функция для НЭК »Укрэнерго» – разработка ПО (програмных обеспечений), достаточно было ограничиться на написании качественного техзадания и опытные интеграторы подобрали бы подходящую систему. Открытый тендер, покупка и внедрение. А вместо этого сфокусироваться на своем прямом функционале, который возложен на НЭК «Укрэнерго» и проблемах, которые накопились. Возможно нет понимания, а какой есть этот функционал и от этого вся «боль» и метание в пиар-проекты?

Тэги: контракты, электроэнергия, ТОП-менеджмент, рынок электроэнергии, РСВ, цена, инфраструктура, балансирующий рынок, внутрисуточный рынок, потребление э-э, поставщик

Читайте также

Отключили свет на сутки: как и почему облэнерго скрывают информацию об авариях
Поверка счетчиков газа: через сколько лет проводится и как ее делают облгазы (фото, видео)
Газовики готовятся смешивать газ с водородом: что это даст потребителям и выдержат ли наши трубы