Глава Укргидроэнерго: Сверхприбыли у нас не было

Генеральный директор Укргидроэнерго Игорь Сирота рассказал в интервью Kosatka.Media, как компания закончила прошлый год в условиях открытого рынка электроэнергии, почему сверхприбылей не было и какие амбициозные планы стоят для Укргидроэнерго на 2020 год.

Игорь Григорьевич, по вашей оценке – состоялся или не состоялся в Украине рынок электроэнергии?

Было бы очень хорошо, если у нас за полгода состоялся новый рынок. В Европе, в частности, в Польше его трансформировали 5 лет. Не думаю, что мы более успешны. Хотя, у нас будет быстрее, чем за 5 лет.

Идея нового рынка хорошая. И закон, принятый в 2017 году. Но потом он начинает обрастать новыми положениями, нововведениями, то НКРЕКП, то Кабинета Министров. Потому что новая модель рынка не предусматривает перекрестного субсидирования. Рынок – это когда есть товар, который имеет одну цену для всех потребителей. Тогда нет соблазнов в различных коррупционных схем. А сейчас тариф, к сожалению, политическая составляющая. Все на нем пиарятся. На газе уже сколько лет пиарятся. То же самое постигнет и энергетический рынок.

Но газ, электроэнергия, как и хлеб, любой товар, должен иметь одинаковую цену для всех. Ошибочно, когда мы обременяем промышленность чрезмерными тарифами, не поднимая их для населения, а потом – все равно это отражается на ценообразовании для общественного потребления. Новая модель рынка и предполагала, что электроэнергия – товар, который имеет свою цену.

А мы же говорим, что хотим интегрироваться в европейскую энергосистему. А такая интеграция – это прозрачное тарифообразование для населения, и возможность для потребителя выбрать того или иного поставщика, генерацию, не только в Украине, а где угодно. Потому что европейцы покупают там, где выгодно. У нас пока этот вопрос зарегулирован. И новую модель рынка мы тогда назовем успешной или неуспешной, когда она не будет зарегулирована любыми постановлениями, а будет четко иметь такую же тенденцию ценообразования, как и в Европе. Наивно думать, что за полгода все заработает.

Конечно, не нужно ничего придумывать – мы должны опираться на опыт европейских соседей и не делать тех ошибок, которые они делали. И если европейцы создавали рынок 10 лет, поляки – 5, то у нас за 2-3 он должен заработать. Тем более, было заявление премьер-министра, что в 2023 году мы интегрируемся в европейскую энергосистему. Для этого надо быть прозрачными – раз. Второе – как минимум, энергосистема Украины должна год проработать в изолированном режиме, то есть – отделенном от Российской Федерации. Когда мы так проработаем, европейцы увидят, как работает наша энергосистема, и тогда мы сможем присоединиться к европейской. Поэтому – времени очень мало.

Как сработали в новой модели рынка государственные компании, в частности, «Укргидроэнерго»?

В отношении государственных компаний – в новой модели ПСО нигде нет. В Европе нет такого понятия, у нас же оно есть. И оно возложено на Энергоатом и Укргидроэнерго. Мало того, сначала было положено 20%, и мы в соответствии с этим актом Кабмина утвердили финансовый план, показатели. А в сентябре нам еще прибавили 15%, а в ноябре – добавили ПСО не только на ГЭС, а еще и на гидроаккумулирующие электростанции. Это нас зарегулирует очень сильно.

Тем более, что мы не работаем на всех сегментах рынка. В настоящее время мы не имеем долгих двусторонних договоров. Сейчас начали выходить на аукционы с двусторонними договорами, но это короткие договоры, на полгода-год, это не перспективные договоры. Мы работаем в сегменте рынка «на сутки вперед» и на балансирующем. И – вспомогательные услуги.

Но вспомогательные услуги мы предоставляем, и не получаем за это никаких средств. Потому что надо было сертифицировать оборудование. Хотя я не понимаю, для чего сертифицировать, когда мы эти вспомогательные услуги предоставляли и в прошлые годы. Но когда сертифицировали, то выдали такие критерии, что мы сейчас думаем, нам заявляться, или нет, потому что там погрешность очень мала, и мы можем потерять лицензию. Мы видим, как уже тепловая генерация отработала, Кураховская ТЭС, кажется, – и не очень удачно. Поэтому мы будем смотреть, как входить в этот рынок вспомогательных услуг. Но мы их все равно предоставляем. Просто не получаем за них денег.

На балансирующем рынке мы имеем убытки. Хотя закон о рынке электроэнергии не предусматривает убыточности в любом сегменте рынка. А мы их имеем. Потому что, во-первых, не всегда корректно работает рынок.

Например, у нас есть аварийная команда. Ее подает диспетчер НЭК «Укрэнерго», что нужно срочно включиться или на заполнение, или на срабатывание. А MMS этого не видит, потому что мы этого не заявляли. И MMS считает нам это как небаланс. Согласно закона, мы не имеем права не выполнить команду диспетчера, а MMS штрафует нас за этот небаланс.

Второй вопрос. Когда нас по аварийной команде диспетчера НЭК «Укрэнерго» включали в часы пик, мы могли в эти часы закачаться по 1,7 грн. А потом ночью сработать, тоже по аварийной заявке, и получить по 70 копеек. Это убыточная операция. Такая ситуация продолжалась на рынке электроэнергии до декабря 2019 года.

Но мы с НЭК «Укрэнерго» сотрудничаем, и я надеюсь, что мы доработаем все те сегменты и вопросы, которые наносят ущерб компании. Мы понимаем, что играем главную роль не в выработке электроэнергии, а как балансировка и аварийный резерв. Думаю, все эти моменты доработаем в течение первого квартала 2020 года.

В целом наша компания и коммерческий департамент были абсолютно готовы к новой модели рынка. Но есть вещи, которые не всегда зависят только от специалистов нашей компании. Мы должны сотрудничать и с НКРЕКП и с оператором системы передачи.

Мы информируем и Министерство (Министерство энергетики и защиты окружающей среды Украины – ред.). Обратились к Министру, чтобы ПСО с ГАЭС забрали. Потому что ГАЭС – это аварийный резерв, и не может там быть ПСО 35%, потому что это ненормально. И Министр соглашается с этим.

Изменения цен на электроэнергию нас и вас ждут, и когда?

В принципе, ПСО предусматривается только на 2020 год. С 2021 года мы должны быть в равных условиях, как все. Мы сможем иметь двусторонние договоры, будем работать на рынке вспомогательных услуг, на балансирующем рынке, и на РДН. Когда это откроется для нашей компании полностью, тогда мы будем говорить, что рынок работает, как должно.

Тогда будет сформирована цена для всех. И я не думаю, что она будет такая заоблачная, как все переживают. Вы видели, что на рынке были цены и ниже, чем при регулируемом тарифе. Поэтому когда рынок отпустить – он вырастет, но не в разы, как это предполагалось.

Все считают, что «если добавить Укргидноэнерго 35% на ГАЭС, они потеряют 500 млн – ничего, это для них не критично». И начинают нас приравнивать к тарифу, который был в начале года. А он был существенно снижен. Если взять наш тариф относительно 2018 года, то он был снижен на 30%. В денежном измерении нам «срезали» 2,5 млрд грн.

В 2019 году нам искусственно подняли баланс по выработке. Мы говорили, что не готовы, что имеем среднестатистические данные по паводку и по снежному запасу, и видели, что такой выработки не будет. Нам сказали: «Ничего, в первом квартале мы вам пересмотрим». Не просмотрели ни в первом, ни во втором, потому что ждали запуска нового рынка. И эту ответственность на себя никто не хотел брать. А то, что компания терпела убытки – не берется во внимание.

И когда в июле-августе компания начала работу на новом рынке электроэнергии, все сказали: «Смотрите, в Укргидроэнерго аж на 40% стали больше зарабатывать. Давайте дадим им ПСО не 20, а 35%, а потом еще и на ГАЭС 35%». А мы вышли на средний тариф, который был на конец 2018 года. Не было сверхприбылей. Потому что мы платим за некорректную работу балансирующего рынка, платим оператору системы передачи. Все коммерческие расходы, которые не были предусмотрены, составили более 500 миллионов. Хотя эти деньги были бы не лишними для нас, потому что имеем перспективные проекты, которые надо было бы реализовать, и брать меньше кредитов.

Вот, собственно, на каком этапе находятся ваши перспективные проекты. По Днестровской ГАЭС – какое там положение дел?

Кабинет Министров в 2016 году утвердил 10-летнюю программу развития нашей компании. По которой мы должны увеличить с 8 до 15% в энергобалансе гидроаккумулирующую энергию – ГЭС и ГАЭС. И там сразу есть проекты: завершить реконструкцию, построить Днестровскую –  7 агрегатов, Канев – 4, Каховка – 4 агрегата. Все те проекты есть.

Далее. Есть утвержденная Кабмином стратегия развития компании. Есть проект строительства Днестровской гидроаккумулирующей электростанции 4 агрегата до 2019 года. Этот проект согласован нашим Министерством, НКРЕКП, Минфином, Минэкономики, и потом – Кабинетом Министров. Например, 4,4 млрд стоит агрегат.

Потом мы идем на утверждение тарифа. НКРЕКП говорит: «Ну, здесь вам много, здесь будет вот столько, а здесь – столько». То есть, ограничивают финансирование. И вместо того, чтобы построить агрегат за 3 года, мы его строим 4,5. И если посмотреть, что мы закладывали в заработную плату 3 года назад, в 2016, – это 3 500 гривен. Сегодня это уже – 14 000. Это подорожание на больше миллиарда. Плюс инфляция – это еще сотни миллионов гривен.

И чем дольше строится любой проект, тем он дороже. Чем быстрее – тем он экономически выгоднее компании.

Днестровская ГЭС

Так достроите 4-й агрегат Днестровской ГАЭС?

Конечно. Планируем сделать первый пуск ко Дню независимости, в августе. А ко Дню энергетика – сдать в промышленную эксплуатацию. Потому нужно будет 3-4 месяца на отработку агрегата в различных режимах и нагрузках, чтобы пройти программу и получить сертификат.

Сейчас идет активная фаза строительства. Практически ротор и статор уже собранные на монтажной площадке. Думаю, нас ничто не остановит.

Какие еще планы?

У нас очень амбициозные планы – в следующем году сдаем 10 агрегатов после реконструкции. Это наибольший объем, который мы сдаем в год. Эти работы проводим за счет финансирования европейских банков. Был Всемирный банк, сейчас – ЕБРР и ЕИБ.

Что нам это даст – в следующем году введем в эксплуатацию дополнительно 400 МВт. 324 МВт – это 4-й агрегат, и где-то 75 МВт – это увеличение агрегатов, которые мы вводим.

У нас есть договоренность с банками, чтобы на 40 лет продлить срок эксплуатации – раз, чтобы повысить экологические стандарты для агрегатов – два, и увеличить рабочую мощность на 10% – три. И вот это увеличение на 10% даст суммарно до 80 МВт.

Это модернизация существующих агрегатов?

Да. У нас 100 агрегатов, которые с прошлого века. Когда строится станция, проектное решение примерно на 100 лет. А агрегат – на 40 лет. Истекает их срок эксплуатации. И мы еще в 97 году начали реконструкцию и модернизацию. На сегодня провели уже по 71 агрегату. Вот сдадим еще 10. Затем в 2022 введем еще 6 агрегатов. И 12 агрегатов нам останется до 2026 года – провести реконструкцию полностью.

Что с Каховской ГЭС-2?

Были выделены денежные средства ЕБРР и по конкурсной процедуре была выбрана немецкая компания Фихтнер для разработки ТЭО. УГЭ софинансировало его разработку. Разработано ТЭО, пройдена экспертиза, получено положительное заключение. Сегодня мы разрабатываем Проект, проходим процедуру общественного обсуждения отчета по оценке воздействия на окружающую среду. И ищем инвесторов. К 2026 году также стоит задача завершить строительство.

Мы ведем плодотворные переговоры с инвесторами на счет всех наших 3 проектов – Каховская ГЭС-2, Каневская ГАЭС и строительство Днестровской ГАЭС (5-7 агрегатов). Примерно их стоимость достигает $2,5 млрд. Думаем, что в этом году выйдем на подписание контрактов.

Мы давно могли бы взять финансирование. Но мы боремся за процентные ставки. Поставили себе цель, чтобы процентная ставка была не больше 4%. Потому что такие большие деньги – $2,5 млрд в год, лишь 1% – это будет $25 млн. А если мы берем на 20 лет, а возврата – 10 лет, то это 250 млн. И это большие деньги.

Каховская ГЭС

Вы уже немного затронули тему минимизации влияния на экологию. Что делает в этом направлении Укргидроэнерго?

В общем, компания осуществляет свою операционную деятельность в рамках национального экологического законодательства, т. е. соблюдает нормативы предельно допустимых выбросов и сбросов, занимается контролем качества атмосферного воздуха и воды, прилагает усилия над уменьшением объемов отходов производства.

Мы вместе с директорами станций и главными инженерами ездили в Швейцарию, Германию, Австрию. Стараемся перенимать их опыт. О чем и говорили, когда Всемирный банк участвовал в финансировании реконструкции, чтобы повысить уровень экологизации наших агрегатов и установок. Чтобы такое явление, как попадание масла в реку, отсутствовало.

Мы сами уже разработали аппарат аэрации, который будет устанавливаться внизу, на входе в агрегат, для наполнения кислородом нижних слоев воды. Этот эксперимент мы провели на Каховке. Весной после паводка проведем на Киевской станции. Первые результаты мы имеем хорошие. Если они подтвердятся и на Киевской ГЭС – то мы потом сами, за свои средства, будем ставить эти аппараты на всех наших станциях, чтобы улучшить экологическое состояние рек. Промышленная аэрация на ГЭС – это первый опыт для Украины, однако есть много международных наработок, и это достаточно широкая практика за рубежом.

Забота о водных ресурсах и качество воды – является приоритетной задачей Укргидроэнерго.  Компания ответственно относится к использованию природных ресурсов и направляет свои усилия на минимизацию негативных последствий.  Мы всегда готовы к сотрудничеству, когда общины принимают конструктивные решения.  Есть предложение, с которым я не раз выходил.  Учитывая, что экология и энергетика сейчас в одном министерстве, думаю, что можно быстрее будет реализовать такие программы, как когда-то в Германии были по реке Рейн.  После войны в результате промышленного подъема Рейн был почти уничтожен, но 6 стран объединились, создали программу, и им удалось вернуть реку в исходное состояние.  Считаю, что нам нужны подобные программы для сохранения и воспроизводства природных экосистем рек Днепр и Днестр.

Тэги: ГЭС, законодательство, электроэнергия, НКРЭКУ, рынок электроэнергии, Укргидроэнерго, ПСО, баланс энергосистемы

Читайте также

«Интерпайп» сообщила о росте цен на электроэнергию после ограничения импорта
Депутаты предложили урегулировать льготный тариф на э/э для жителей 30-км зоны АЭС
«Центрэнерго» готовят к приватизации