Коболев о рисках запуска Северного потока-2: потерять $3 млрд будет больно

Украине важно продолжать работу в направлении противодействия Северному потоку-2 или как минимум обеспечить компенсаторный механизм в случае его запуска. Также необходимо избежать отката реформ в нефтегазовой отрасли и обеспечить достаточные запасы газа в хранилищах.

Об этом рассказал экс-глава Нафтогаза Андрей Коболев в интервью «НВ», передает Kosatka.Media.  

Он объяснил, что работая с темой противодействия Северному потоку-2 и защиты украинских газовых интересов, пришел к нескольким выводам. Первый – что Германия продвигала этот проект, даже «некрасивыми методами», потому что это способ зарабатывать большие деньги. Второй – что в Украине очень эффективно работают различные пророссийские группы, продвигающие нарратив РФ о том, что Украина – «недогосударство». 

«Мы пытались сделать так, чтобы у немцев и европейцев появился прагматичный ответ на вопрос: А зачем нам помогать Украине, возможно, даже в ущерб отношениям с Россией? Такой большой идеей было привлечение зарубежного партнера в процесс анбандлинга украинской ГТС. Но украинское правительство того времени сделало все возможное, чтобы похоронить эту идею на корню. Они взяли под контроль и потом успешно привели в глухой угол. Это был очень неприятный вывод, который мы обнаружили. Что в Украине очень эффективно работают самые различные пророссийские группы, которые на нарратив россиян о том, что мы fail state, регулярно подносят доказательства. Если бы сейчас в этом проекте было несколько крупных иностранных партнеров, то разговор как с Европой, так и с Америкой строился бы совсем иначе. Лоббистами, которые говорили бы и Белому дому, и коллегам в Берлине: «Э-э-эй, что вы делаете? Вы убиваете нашу инвестицию, как так?!», стали бы их собственные немецкие компании», – объяснил Коболев.

При этом он акцентировал, что завершение строительства Северного потока-2 является не самым худшим развитием сценария. Будет хуже, если Северный поток-2 построят, а никакого компенсаторного механизма для Украины не будет создано.

«Если бы здесь был интерес их бизнеса, я уверен на 99%, что мы бы уже получали какие-то гораздо более внятные предложения о том, каким образом будут компенсированы финансовые потери», – уточнил экс-глава Нафтогаза.

Он считает, что западные партнеры станут создавать этот механизм, потому что Украина для них – не пустой звук, мы важны для них. Но западные партнеры сами по себе ничего не сделают. С ними нужно вести переговоры и показывать варианты. 

«Ничего хорошего в этом мире само собой не происходит. Запад готов помогать Украине, если Украина движется в направлении западного мира», – отметил Коболев.

Третий вывод, который сделали, по словам Коболева, работая по направлению СП-2 –  в Белом доме в США считают нас партнерами и пытаются нам помогать. Но при этом они всегда находятся в сложном выборе. Потому что есть Германия, которая является локомотивом экономики Евросоюза, самой влиятельной страной в Евросоюзе, и которая активно борется за то, чтобы этот проект сохранить. 

«Основным драйвером, который помогал украинскому интересу направлять Белый дом больше в сторону Украины, всегда был парламент, то есть Сенат и Конгресс. При этом очень важно в общении с Белым домом и с американским парламентом демонстрировать улицу с двусторонним движением. Мы всегда руководствовались этой логикой. Что Украина с 2014 года смогла диверсифицироваться и уйти от поставок газа из России, что Украина смогла запустить реформу рынка газа, Украина смогла успешно провести анбандлинг, Украина успешно запустила корпоративную реформу в Нафтогазе и т. д. Вот эта улица с двусторонним движением позволяла нам достаточно долгий период времени удерживать проект разными способами на разных стадиях», – отметил он.

Коболев напомнил, что Нафтогаз через Федерацию работодателей нефтегазовой отрасли Украины нанимал компании, которые  официально отчитывались о том, что они лоббируют интересы Украины. 

«Эффективность этих усилий и потраченных денег можно оценивать очень просто. Это вопрос вложенных денег на результат. Каждый день отсрочки Северного потока-2, когда транзитный контракт был $3 млрд по году, позволял нам сохранять $8 млн в день дохода. И если состоится, не дай Бог, Северный поток-2, то гарантии того, что русские продолжат транспортировать газ по территории Украины даже в рамках действующего контракта остаются только юридические», – уточнил он.

Украине нужно попытаться если не остановить Северный поток-2, то избежать более плохого варианта – получить Северный поток-2 без встречной сделки по Украине. Это точно сейчас может получиться, уверен Коболев. 

«Я точно знаю, что сейчас в Белом доме обсуждается, какая может быть сделка. Есть механизмы, когда, например, россияне сейчас гарантируют дополнительные объемы и дополнительные контракты не на оставшийся срок контракта, а добавят еще пять лет. И эти гарантии будут чем-то обеспечены. Поэтому в случае их нарушения Украина не будет ходить по судам четыре-пять лет, а получит деньги сразу. Это конкретная прагматичная реальная цель. Ее нужно обсуждать, ей нужно заниматься, на нее имеет смысл тратить время, деньги, усилия лоббистов и политиков. Потому что потерять $3 млрд в год сейчас выглядит, к сожалению, реалистично. И это будет больно», – считает Коболев 

Для обеспечения энергетической независимости Украины первая задача на текущий год – это достаточность запасов газа в подземке. 

«Потому что наличие большого объема газа, который принадлежит частным трейдерам, это с одной стороны очень хорошо. Но если события на рынке подтолкнут их выйти в Европу, то этот объем придется замещать с украинской стороны. Это а) очень большие деньги, б) не факт, что смогут быстро купить и закачать, в) если объем будет недостаточным на эту зиму, мы можем вернуться в ситуацию дефицита», – пояснил Коболев. 

И с точки зрения энергетической безопасности, это задача такая же немедленная и критически важная, как остановка Северного потока-2, считает он. До нее осталось шесть месяцев. А в комбинации с возможным завершением Северного потока-2 и дефицита газа в подземке Украина может оказаться в нехорошем положении. 

Но стратегически для энергонезависимости Коболев отметил два направления: добыча и энергоэффективность. 

«Потому что если у вас есть 1 доллар, и вы можете вложить его в добычу и получить один куб газа, или вложить тот же доллар в модернизацию ТЭЦ и уменьшить потребление на два куба газа, то вам нужно делать второе. Вопросы энергоэффективности с точки зрения мультипликационного эффекта внутри государства могут быть еще более интересными и социально правильными, чем добыча. В части использования украинской рабочей силы, чего, насколько я понимаю, так пытается достичь президент, создавая дополнительные рабочие места и поднимая украинскую экономику в пост ковидный кризис», – уточнил Коболев.

Полную версию интервью читайте на nv.ua.

Тэги: газ, Нафтогаз, Северный поток - 2, Коболев, газопровод, газотранспортная система

Читайте также

Nord Stream 2 зарегистрировал свою немецкую «дочку»
Вакцинированные смогут оплатить коммуналку с помощью єПідтримка
Кабмин поручил Нафтогазу провести аудит цен на газ для населения и ТКЭ