Закон о независимости ГТС: нюансы от юриста

31 октября Верховная Рада приняла закон для создания независимого оператора ГТС в Украине. Именно с ним будут строить договорные отношения  по правилам рынков ЕС.

Что законодатели вписали в этот закон – проанализировал для Kosatka.Media юрист Андрей Вигринский.

Первый важный вопрос – действительно ли новосозданный оператор ГТС будет независимым. Предыдущая редакция ст.21 ЗУ «О рынке природного газа» предусматривала возможность участия в уставном капитале оператора ГТС, на ряду с государством, еще и юридического лица (Партнер ГТС), который должен соответствовать ряду требований (контролируют этого партнера страны-стороны Энергетического сообщества или США, соответствующий Партнер сертифицированный оператор ЕС с минимум 5-летним опытом), напомнил юрист.

Принятая редакция ст.21 предусматривает, что «Оператором газотранспортной системы, находящимся в государственной собственности и не подлежащим приватизации, может быть исключительно субъект хозяйствования, собственником 100% корпоративных прав которого является государство или субъект хозяйствования, 100% корпоративных прав которого принадлежат государству». То есть, исключена возможность участия в управлении иностранных субъектов. Кроме этого установлен ряд запретительных предохранителей относительно возможности иных форм отчуждения имущества оператора или долей в его капитале путем концессии и тому подобное.

На сегодня эта норма стала компромиссной для представителей профильного комитета, которые готовили документ ко второму чтению, что и дало возможность получить больше, чем конституционное большинство, во время голосования, отметил юрист.

«Мы не понимаем, чего стоит наша ГТС как бизнес, в силу того, что не владеем даже минимальными данными об объеме газа, который ею будет транспортироваться в ЕС в течение по крайней мере 5 лет. И говорить при этом, что можно приобщать к управлению путем продажи доли в уставном капитале нашего оператора другую компанию, нецелесообразно. При низких объемах транзита цена этой доли мизерная, при росте транзита соответственно, будет расти и стоимость. При отсутствии транзита – наличие «партнера ГТС» нам точно ничем не поможет», – отметил Вигиринский.

Доходность и окупаемость инвестиций деятельности Оператора согласно положениям принятого закона, будут обеспечивать ряд норм, которые будут определять его взаимосвязи с НКРЕКУ. В первую очередь, пояснил эксперт, Нацкомиссия получила право разрабатывать «правила урегулирования споров, возникающих между оператором системы передачи или оператором газотранспортной системы и владельцем системы передачи или владельцем газотранспортной системы». Кроме этого, НКРЕКУ будет согласовывать договоры, которые предусматривают осуществление финансирования оператора системы передачи и заключаются между ним и собственником в лице уполномоченного субъекта управления объектами государственной собственности. А также, НКРЕКУ обеспечивает, чтобы тарифы, установленные на услуги оператора, включали должный уровень нормы прибыли, и покрывали расходы на согласованные Регулятором инвестиции.

«Из положения закона следует, что Владелец системы передачи в лице уполномоченного субъекта управления объектами государственной собственности не может отказать в финансировании оператором системы передачи, которому имущество передано на праве хозяйственного ведения, инвестиций, согласованных Национальной комиссией», – уточнил Вигиринский.

Инвестиционные расходы, которые необходимы для поддержания в надлежащем состоянии и улучшения качества предоставления услуг оператором, будут финансироваться за счет средств государственного бюджета. Пока что уполномоченным системы передачи будет министерство. И отказать в этом финансировании оно права не имеет. Размер этих инвестиций будет согласовывать НКРЕКУ, в частности, руководствуясь необходимостью обеспечить безопасность поставки природного газа.

Но вероятно, заметил Вигиринский, что соответствующие подзаконные документы еще будут разработаны. И они прольют свет как на уровень тарифов, так и на уровень прибыли оператора, а также на систему взаимоотношений с владельцем.

Одно из самых интересных положений – это вопросы лицензирования «нового оператора», – заметил юрист. В частности, Закон Украины «О лицензировании видов хозяйственной деятельности» предлагают дополнить следующими положениями: «Если объекты государственной собственности, которые используются лицензиатом в процессе хозяйственной деятельности, подлежащей лицензированию, передаются субъектом управления объектами ... на праве хозяйственного ведения другому субъекту хозяйствования, и такой субъект хозяйствования осуществляет вид хозяйственной деятельности, на осуществление которой имел лицензию, и был сертифицирован уполномоченным органом в соответствии с установленными законом требований об обособлении и независимости такого субъекта хозяйствования, указанный субъект хозяйствования имеет право осуществлять в течение срока, не превышающего одного года, соответствующий вид хозяйственной деятельности на основании ранее выданной лицензии для обеспечения завершения организационных мероприятий, связанных с получением новой лицензии. После окончания этого срока ранее выданная лицензия подлежит аннулированию».

«Эта норма – это страховка, на случай, если процесс передачи имущества от сегодняшнего оператора («Укртрансгаз») к новому Оператору затянется. Если не удастся до завершения календарного года получить лицензию и пройти сертификацию, то новый оператор будет действовать на основании разрешительных документов, выданных предыдущему оператору (интересная норма, с той точки зрения, что новый оператор является вновь созданным юридическим лицом, а не реорганизованным или переименованным лицензиатом). А фактически лицензия ему достается в наследство с приобретенным имуществом», – уточнил юрист.

Он заметил – вряд ли такую практику предусмотрят и для хозяйствующих субъектов частного права. Остается наблюдать, примет ли энергетическое сообщество такое положение дел. И надеяться, что все успеют вовремя.

В Главном юридическом управлении ВРУ отметили следующее нарушение, указал Вигиринский. Представленным законопроектом продолжается практика отнесения к компетенции Национальной комиссии полномочий по проведению ценовой политики в сфере энергетики, не учитывающая требований пункта 3 статьи 116 Конституции Украины, по которым обеспечение проведения ценовой политики относится к полномочиям Кабинета Министров Украины.

Конституционный Суд Украины по делу №1-17 о Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, установил, что образование постоянно действующего независимого государственного коллегиального органа, который по функциональным назначением, сферой деятельности, полномочиями имеет признаки центрального органа исполнительной власти, но не подчиняется Кабинету Министров Украины и не принадлежит к системе органов исполнительной власти, не согласуется с Конституцией Украины и противоречит статьям 5, 6, 8, части второй статьи 19, статьям 85, 106 Основного Закона Украины».

Кроме этого, Хозяйственный кодекс содержит требования к основным плановым документам государственных коммерческих предприятий, какими являются финансовые планы, которые должны утверждаться КМУ до 1 сентября года, предшествующего плановому. Эта норма на оператора не распространяется, устанавливается исключение для них. Их финплан разрабатывается в порядке, определенном учредительными документами, и утверждается собственником в лице уполномоченного субъекта управления объектами государственной собственности.

«Кто может быть уполномоченным субъектом от собственника? Согласно изменениям, которые вносятся в Закон Украины «Об управлении объектами государственной собственности» субъектом управления объектами государственной собственности, используемой в процессе осуществления деятельности по транспортировке и хранению природного газа, может быть только уполномоченное Кабинетом Министров Украины министерство или субъект хозяйствования, собственником корпоративных прав которого является исключительно государство или субъект хозяйствования, 100% корпоративных прав которого принадлежат государству», – разъяснил Вигиринский.

В итоге, говорит аналитик, фактически ВРУ лишила КМУ его конституционных полномочий. Ведь согласно действующей ч.6 ст.21 «ЗУ о КМУ» правительство может отменять акты министерств и других центральных органов исполнительной власти полностью или в отдельной части. В то же время новые нормы определяют, что указанные полномочия КМУ «не распространяются на решения министерств и других центральных органов исполнительной власти, выдаваемые ими в процессе осуществления полномочий по управлению корпоративными правами, которые принадлежат государству в уставных капиталах субъектов хозяйствования, действующих на  основании лицензии на осуществление деятельности по транспортировке природного газа, а также юридических лиц, обладающих корпоративными правами в таких субъектах хозяйствования».

Юрист согласен с позицией Главного юридического управления ВРУ, что такой подход не учитывает требований пункта 9 статьи 116 Конституции Украины, согласно которым к полномочиям Кабинета Министров Украины относится направление и координация министерств, других органов исполнительной власти. 

«Впрочем, такие нормы стали ценой операционной самостоятельности оператора. Если вспомнить положение о финплане, который будет утверждаться, как вариант, решением министерства, уполномоченного управлять, то КМУ сможет это решение отменить.  Как и вопросы касаемо утверждения учредительных документов, договоров и т.д.», – подытожил Вигиринский.

Тэги: Кабмин, газ, законодательство, НКРЭКУ, транзит газа, ГТС

Читайте также

Госгеонедра предложат инвесторам новые объекты
«Северный поток-2» заработает в середине 2020 года
Гончарук привез тепло в Новояворовск, Новый Роздол еще мерзнет